Разводка по-ленинградски

Я верю, что есть закон, по которому владеющий 15 процентами акций ТВ-6 «ЛУКойл-Гарант» может обыграть в суде владеющего 75 процентами Бориса Березовского.

Я также помню свое изумление, когда оказалось, что на момент выноса из Белого дома знаменитой коробки из-под ксерокса с твердой валютой посадить за это можно было не только Лисовского с Евстафьевым, но и всю страну в буквальном смысле слова – безвозвратно устаревший закон об операциях с валютой был отменен как раз после этой истории с коробкой. То есть все мы, у кого в кармане была валюта, а она была у всех, поскольку свободно обращалась на рынке, ежечасно нарушали закон, который отменили только после выборов 1996 года. Я также знаю, что если задаться целью с точки зрения закона разобраться с бизнесом включая тот же «ЛУКойл», а также всех тяжеловесов из РСПП, то окажется, что сажать надо всех поголовно, потому что российский бизнес вставал на ноги, в лучшем случае используя «форточки» в законодательстве, а в худшем – попросту незаконно.
Скорость трансформации социалистических законов в капиталистические, или рыночные, если угодно, никак не соответствовала темпам строительства капитализма в России. И когда Пол Клебников, изучающий историю российских олигархов, со ссылкой на Дерипаску рассказывает про договоренность между Путиным и алюминиевым магнатом, то я вполне в это верю. Путин якобы сказал Дерипаске: или будешь играть по моим правилам, и тогда я не буду копаться в твоем прошлом (то есть разбираться с тобой по закону), или не будешь играть вообще. Это договор между нынешней властью и лояльным бизнесом: поляна строго очерчена, шаг вправо, шаг влево наказуем. Причем в строгом соответствии с законом.

Вот и вся история с ТВ-6. Это продолжение истории о взаимоотношениях власти с Борисом Березовским. Он в силу характера или убеждений не принял продиктованные правила игры. Он должен уйти с поляны (см. историю освобождения Березовского от телевизионного бизнеса). Полянка под названием ТВ-6 вполне устраивала мелкого акционера в лице «ЛУКойла», пока Березовский не решил наполнить ее новым содержанием и не пригласил новую команду. Но дело не только в бывших сотрудниках НТВ, а в том, что, пока есть Березовский со своими полянками, им есть куда приходить. Сочетание площадки с командой неожиданно раздувает масштаб полянки до масштаба стадиона, до отказа забитого зрителями, как во время концерта поп-звезды или решающего матча кубка УЕФА. Кстати, фанов программы «За стеклом» не вместил бы ни один стадион.

«ЛУКойл-Гарант» вспомнил о своих правах мелкого акционера, когда тихая полянка стала превращаться в шумный стадион. А так они с властью не договаривались. Рискну предположить, что если бы вдруг этот мелкий акционер не вспомнил о Фемиде, то рисковал, что Фемида, а это всегда некстати, могла бы вспомнить и о нем. Потому что, как была сказано выше, ей о каждом есть что вспомнить.

Все по закону. И те, кому лень или небезопасно идти в своем анализе дальше, ограничиваются этой констатацией. Но все и по неписаному закону, продиктованному новой властью бизнесу. Причем второе задействует первое. Именно об этом и говорят Березовский и Киселев, когда ссылаются на политический характер решения о ликвидации ТВ-6.

Березовского упрекали в чем угодно, но не в глупости. Надеялся на чудо, когда пригласил энтэвэшников на ТВ-6 и закачал туда немалые, насколько я понимаю, деньги? Не думаю. Максимум, на что мог надеяться, что как-то изменится ситуация. Она, кстати, и изменилась. И внешнеполитическая – после 11 сентября Россия сделала выбор в пользу альянса с демократическими западными странами. И даже внутриполитический расклад сил меняется на глазах. Те, кто еще вчера с чувством выполненного задания покупал для власти ОРТ и закрывал НТВ, сегодня дают пресс-конференции и предупреждают о возможности захвата власти в Кремле силовой «питерской» командой. А те, кто выстраивал вместе с Путиным вертикаль власти, пересматривают приоритеты. Как будто можно объявить задание на два года построить вертикаль, а на вторые два — ее отменить. Или провозгласить: «Путин – наше всеобщее все и все за Путина» — а потом потребовать создания оппозиции как просто-таки самой насущной задачи современности.

Парадокс состоит в том, что про брифинг Юмашева, который еще совсем недавно стал бы сенсацией для всех СМИ, сказал только сильно нелюбимый Юмашевым Киселев. Даже на комментарий в духе «Семья из последних сил борется за выживание» никто не решился. Ох, как спокойно станет в стране, когда и Киселева закроют.

У меня иногда возникает такое смешное ощущение, что нас всех дивно развели. Сначала «семья» привела к власти неведомого дядю, просто история Филиппа Филипповича и Шарикова. Потом руками «семьи» стали уничтожаться ее бывшие друзья. Потом развели олигархов, и они уничтожают друг друга. Потом новая «семья» стала убирать старую «семью», а новые олигархи – старых олигархов. Развели, кстати, и журналистов, и правозащитников. Механизм разводок отработали так, что он уже действует в самостоятельном режиме, без дополнительных напоминаний сверху, где в своем заоблачном рейтинге парит когда-то никому не известный дядя.

Лишь гениальная фантазия Булгакова оптимистически разрешила конфликт между Филиппом Филипповичем и Шариковым. За эту неуемную фантазию шариковы книжку запретили. Тоже, кстати, вполне по закону. Цензуру, хочу напомнить, отменили только при Ельцине.