Революция халявщиков

Я внимательно посмотрел на этих людей, на тех, кто вышел на митинги против закона о монетизации льгот, – это крепкие, уверенные в себе, недряхлые еще сограждане. Среди них практически не видать было недееспособных стариков; среди них совершенно не наблюдалось убогих инвалидов, по крайней мере, взгляд телекамер на них ни разу не упал; не усмотрел я и многодетных матерей с многочисленными чадами.

Ну, может, плохо смотрел.

А еще я вспомнил одну такую любопытную цифру, которая, кстати, повторялась и в последнюю горячую неделю народных волнений: в Москве и Подмосковье 60% пользуются бесплатным проездом в общественном транспорте.

И я специально выяснил: пенсионеры, плюс инвалиды, плюс многодетные матери и их дети не составляют 60% населения Москвы и области. Причем же еще надо иметь в виду, что пенсионерами считаются у нас не только гражданские старики и старухи, но и военно-милицейская молодежь в возрасте порой даже до 40 лет: там есть возможность посчитать службу год за три, и вот они выходят на пенсию вместе с балеринами. Так даже с ними, бодрыми вояками, все равно не набирается даже половины.

То есть в Москве и области и, как я подозреваю, в других регионах необъятной родины моей существует огромная армия халявщиков, благополучию которой и угрожает несчастный закон о монетизации льгот.

Отличный, между прочим, и совершенно правильный закон, одна из немногих и безусловных удач действующей власти.

Против него халявщики, главным образом, я думаю, и протестуют. Именно они и вышли митинговать – делать-то им теперь совершенно нечего. Раньше, должно быть, они проводили свои дни как раз в добывании разнообразных льгот.

Это те самые люди, которые тоскуют о советских временах, когда на работе упираться или даже вообще что-либо делать было не надо, чтобы получать как все; плюс еще стащить чего-нибудь в хозяйство или на продажу – вот и жизнь наладилась.

Это те самые люди, которые сейчас завидуют богатым соседям и недовольны «грабительской приватизацией», которая якобы отобрала у них нефтяные скважины и угольные разрезы, как будто у них когда-либо были нефтяные скважины и угольные разрезы.

Мне знакома сладость халявы, сам был в советские времена несун – работал дворником, и у меня в дому не переводились такие дефицитные товары, как веники, хозяйственное мыло, мешковина и даже валенки 47-го размера без галош, рукавицы, а также – в небольших количествах – стиральный порошок «Лотос», который выдавался для мытья полированных гранитных поверхностей.

От этого ох как трудно было отказываться! Веник, например, как-то мне пришлось впервые купить, уже в середине 1990-х годов, когда наконец кончился запас краденых; и как же я горевал! как я жалел эти несколько тысяч рублей, которые пришлось вдруг отдать за привычно бесплатную вещь…

Рискну высказать предположение, что этого-то сорта горем об утраченной халяве, а вовсе не подлинной нуждой движимы возмущенные массы халявщиков по всей стране.

Раньше как: сел и поехал, и ты выше денег, этой бездуховной материи. А теперь придется считать их, деньги-то, работать головой, прикидывая собственную жизнь, то есть брать на себя ответственность.

Люди, которые действительно нуждаются, уже знают эту ответственность, уже умеют рассчитать деньги, и они, как я знаю, от души рады той небольшой добавке, которая выпала им по закону о монетизации льгот.

Я бы тут даже обобщил: закон о монетизации льгот, плохой или хороший, будучи пунктуально выполнен, стал бы одним из важных камней в здании того самого гражданского общества, какого нам всем в России так сильно не хватает. Если бы вопли раздавались не «верните нам льготы!» (то есть халяву), а хотя бы «давай-ка поторгуемся, власть!», если бы на плакатах у так называемых пенсионеров было написано не «Путина в отставку!» (хотя я, например, ничего против не имею), а высчитанные холодным умом цифры необходимых для поддержания благосостояния выплат, это и было бы настоящим диалогом власти и общества.

Предположу даже, что от этого у некоторых граждан России могли бы отрасти настоящие политические взгляды, неважно какие: торговля с властью по конкретным вопросам всегда приводит к политическим последствиям.

Но ничего этого, скорей всего, увидеть не удастся: халявщики, судя по понедельничной взбучке, заданной президентом правительству, победили, власть пошла на попятную, даны намеки на виновных, последуют, наверное, и кадровые выводы…

Да и то сказать, зачем власти сознательные граждане?