Ползучая реабилитация

Как, однако, радикально и быстро меняется на противоположное общественное сознание – по крайней мере, у нас, у русских! Всего пятнадцать лет назад не было зверя хуже и страшней Иосифа Виссарионовича Сталина – и вот, глядите-ка, он в полной красе и благообразии не слезает с экранов телевизоров.

Вождь всех народов и лучший друг писателей и детей предстает как живой и в псевдодокументальных повествованиях, и в сериалах на темы недавней советской истории.

То есть телеканалы, соревнуясь, убеждают рядового русскоговорящего в нормальности этого безжалостного чудовища и изверга, причем сразу двумя способами: как бы объективно, за счет воспоминаний о славных страницах героического коммунистического прошлого, и эдак вот художественно, представляя его образ как неизбежный элемент пейзажа соответствующих годов.

Поскольку про современную политику по телевизору ничего говорить не следует, чтобы не дразнить кремлевских гусей, жадные до умных рассуждений тележурналисты вынуждены заниматься историческими изысканиями, а там, чуть копни, всюду Сталин. И ничего не поделаешь с ним, так материалы устроены в архивах и головах оставшихся в живых многочисленных чекистов-кагэбэшников.

То же и в сериалах: исчерпав дореволюционную жизнь и немало намучившись и наошибавшись с тогдашними совершенно непостижимыми сегодня реалиями, киношники обратились к гораздо более понятным и простым в реквизитном отношении реалиям сталинского прошлого. Тем более и разнообразной литературы понаписано за истекший период немыслимое количество — взять хотя бы популярность такой, например, книги, как «Генералиссимус» писателя-фронтовика Карпова, немаленький тираж которой, говорят, разошелся за считаные недели.

Хорошо хоть по Карпову еще сериал никто не снял.

И противопоставить этой творящейся на глазах всего честного народа реабилитации нечего. Демократические годы для общественного сознания прошли совершенно втуне.

Вот поглядите: на официальном уровне не появилось никакой новой исторической концепции, которая описывала бы советские времена, и в том числе Вторую мировую войну, по-иному, нежели их описывали в сами советские времена.

Проще говоря, все эти гласность и свобода слова, будто бы торжествовавшие в горбачевские и ельцинские времена, ухнули в небытие, не оставив никаких реальных следов в школьных и вузовских учебниках и преподавательских головах, а также в творческих планах кинематографистов и телевизионщиков.

А сегодняшней власти сталинские повадки как-то, видимо, не кажутся чем-то предосудительным. Диктатор, конечно, но страну держал как! При нем бы, конечно!..

И потихоньку происходит уже четвертое (при Хрущеве, при Брежневе, при Горбачеве--Ельцине и вот теперь при Путине) на моей памяти переосмысление недалекого коммунистического прошлого — и самое, на мой вкус, отвратительное, поскольку очень несамостоятельное: телевизионные и прочие мыслители пытаются представить Сталина как в 1970-е годы, то есть «объективно», делая акцент на его роли в политических процессах своего времени и все время забывая добавить, что на совести этого крупнейшего политического вампира XX века по меньшей мере 30 млн замученных, что, я думаю, несомненный рекорд, достойный соответствующей Книги Гиннесса.

Да, и ведь нет сомнений, что в ближайшие полгода телевизионная популярность исторического суперхищника вырастет минимум на порядок: приближается же 60-летие Победы над фашизмом, а кто сковал ее в тиши ближней дачи да кремлевского кабинета?

Правильно, он, тот, кто никогда не спит, тот, кому до всего есть дело, тот, с чьим якобы именем на устах неразделимый союз коммунистов и беспартийных шел спасаться от путь СМЕРШа под пули фашистов.

И кстати, как вам реклама какой-то жилой недвижимости, которую возводит Управление делами президента России: «Ближняя дача ждет хозяина»?

Рекламщики, даже скверные, очень чувствуют настроения в обществе.