Кой-чего о тайнах

Неловко, конечно, но признаюсь. В общем, смотрел тут по телевизору новости на первом канале. Чего меня туда потянуло – трудно объяснить. С другой стороны, с кем не бывает?

Там была, нельзя не отметить, довольно симпатичная диктор, которая произнесла следующий текст (цитирую по памяти целиком): «В Кремле под председательством президента России Владимира Путина состоялось заседание членов Совета безопасности. Присутствовали председатель правительства Михаил Фрадков, глава администрации президента Дмитрий Медведев, секретарь Совета безопасности Игорь Иванов, министр обороны Сергей Иванов, министр иностранных дел Сергей Лавров, директор ФСБ Николай Патрушев, директор СВР Сергей Лебедев. Обсуждались вопросы внутренней и внешней политики».

Тем временем камера показывала всех этих людей – открыто и свободно, без купюр. А могла бы ведь, например, секретного Сергея Лебедева – он же разведчик! — и не показывать, как раньше бывало.

Я это засек как-то — года три, что ли, назад — на фотохронике ТАСС. Там была фотография с аналогичного мероприятия, и Сергей Лебедев с нее был тщательно, но довольно-таки топорно удален. Но произошла несогласованность в действиях фоторедактора и редактора ленты новостей, и в тексте к этой фотографии Сергей Лебедев был упомянут. Шестьдесят лет назад точно расстреляли бы, а сейчас вот, пожалуйста, даже не уволили никого.

И вот представьте себе, меня почему-то вдруг страшно заинтересовали вопросы внутренней и внешней политики, о которых мне, гражданину этой страны, а следовательно, работодателю всех этих важных чиновников, сообщают так скудно.

Возможны три варианта. Первый из них самый очевидный: раньше вообще никто не рассказывал, чего это они там обсуждают, и вот – информационный прорыв! Но этот вариант отпал, поскольку я помню, что об этих встречах всегда именно так и рассказывают.

Второй вариант. То, что они там обсуждают, настолько секретно, что нам, тем, кто платит им зарплату, знать этого не надо. То есть не надо знать до такой степени, что даже тему или темы не объявляют. Чисто для отчета за получаемые деньги могли бы назвать-то! Например, борьба с терроризмом – мы бы поняли своими слабыми, неразвитыми умами, что они там заботятся о нас, а подробности не сообщают, чтоб мы не напороли по глупости. Или, например, повышение обороноспособности страны – мы бы тоже, конечно, поняли, что нам в это во все вникать не следует, тайна. Наконец, какие-нибудь особые отношения с какой-нибудь доверенной державой, типа Германии, — ну тоже, ясное дело, подробностей лучше не разглашать, а то другие державы обидятся.

Но этот вариант тоже спорный, сомнительный. История сообщений с такого рода мероприятий уже весьма длинная, а содержательно они всегда стереотипны, меняются в лучшем случае участники – ну там Касьянов, бывший премьер, на Фрадкова, а Рушайло, бывший сексовбез, на Игоря Иванова.

Тогда, может, нам важно знать, что такие заседания в принципе происходят, то есть что есть такой орган, Совет безопасности, и он действует, не зря на него наши деньги расходуются? Этот вариант, конечно, странный, поскольку наводит на совсем уже страшные и даже антигосударственные мысли, но мне он как-то более других кажется похожим на истину.

Ежели про какое-нибудь чиновничье дело долгое время нельзя ничего сказать, кроме того, что происходят регулярные заседания (а мне кажется, что за всю путинскую историю этих тайных посиделок даже утечек никаких не было, то есть никто никогда не говорил, что вот у Путина на заседании членов Совета безопасности какая-нибудь тема поднималась), то, скорее всего, как показывает российский, да и мировой опыт, это чиновничье дело – пфук. Пустышка, надувание щек и вращение глазами.

То есть я совершенно уверен, что они там не просто так сидят, наверняка даже беседуют и, возможно, даже спорят о чем-нибудь. Например, о том, хороша ли рыбалка в Бочаровом ручье. Или, ну не знаю, какие рубашки предпочитает канцлер Шредер. Или, скажем, что подарить полпреду Кириенко по какому-нибудь там случаю. Нормальные такие мужские разговоры, может, даже о бабах что-нибудь – а почему нет-то? Ребята нестарые, крепкие.

И очень я понимаю президента Путина, который, даже не заехав из Германии домой, прямо с самолета помчался в Останкино, когда узнал, что там пожар. Это же безопасность страны горела! А ну как не узнают граждане великой страны, что их властители заседали насчет внутренней и внешней политики? Засомневаются: все ли хорошо? Нельзя же народ-то нервировать.