Конституция мешает// колонка Харатьяна

Ну вот, объединилась наконец демократическая оппозиция. Нужно было, видимо, чтобы этот процесс над Михаилом Ходорковским закончился, только тогда демократы поняли: сил настолько мало противостоять правящему режиму, что тратить их поврозь по меньшей мере бессмысленно. Очень даже друг навстречу другу пошли, чего раньше за ними замечено не бывало.

Не будучи сам лично электоратом ни СПС, ни «Яблока», выражаю обеим партиям совершеннейшее почтение. Это уже признак настоящих политиков — умение наступить на собственные принципы во имя достижения какой бы то ни было цели.

Принципиальность, насколько я успел заметить, вообще мешает политикам, и не только русским, но и всем остальным тоже. Должно быть, именно умение находить беспринципные, но в то же время точные и устраивающие всех ходы и есть содержание мировой политики. Это, конечно, азбучные вещи, но российский электорат и его избранники все последние лет пятнадцать как-то идеалистически подходят к своей роли в истории, хотят оставаться твердыми, несгибаемыми и чистыми, как будто они чекисты, а не политики.

А то странно получается, согласитесь: главная претензия, которую выдвигает оппозиция Путину, состоит в том, что он-де желает продолжить свои полномочия за пределы установленного Конституцией срока; сам гарант Конституции, правда, все время отвечает, что не собирается этого делать, может быть, и хотел бы, но Конституция не позволяет.

Если просто говорить: в вину Путину ставится поступок, который он не только еще не совершил, но даже все время говорит, что совершать не собирается. Однако раз оппозиции, и видимо, не без оснований, кажется, что в лице Путина мы имеем настоящего политика, то есть такого деятеля, который сообразует свои поступки с требованиями момента, то и логично продолжать его подозревать.

Теперь, когда процесс объединения демократов начался, хотелось бы увидеть следующие их шаги, например, выдвижение не только единого списка на выборах в Государственную думу, о возможности которого уже заявил навсегда правый Чубайс, но и единого кандидата от демократических сил на президентских выборах-2008, то есть того самого политического лица, которое поспорит или с преемником Путина, или — при изменении обстоятельств — с ним самим.

Мне представляется, что таким кандидатом не сможет стать Григорий Явлинский — настолько он честный и чистый деятель, что вообразить, будто он политик, будто способен к компромиссу, необходимому, как мы установили, для соперничества в 2008 году, невозможно.

В принципе, таким кандидатом сможет стать новый лидер СПС Никита Белых, если ему удастся преодолеть оппозицию в собственных партийных рядах и какое-то странное, малообъяснимое неудовольствие, которое пока выражают ему в партнерской партии «Яблоко».

И кроме того: не ограничивается же российская демократия «Яблоком» и СПС! Есть и другие силы, не отвергающие для себя борьбы с действующим режимом в рамках правового поля. Весьма возможно, что и эти силы через год-полтора перешагнут через свою принципиальность и сделаются по-настоящему политическими, то есть способными к компромиссу во имя разных там целей.

Веду я к тому, что общим кандидатом, который учел бы все возможные интересы и компромиссы, мог бы запросто стать бывший председатель российского правительства Михаил Касьянов. И у меня есть особая причина настойчиво подпихивать именно его объединенным демократам.

Причина эта состоит в том, что Касьянов уже, даже не будучи никаким кандидатом или даже кандидатом в кандидаты, делает предложения государственного масштаба. Пока мелочи, конечно: переподчинение силового блока от президента к премьер-министру и назначение этого премьер-министра парламентским большинством. Причем мелочи — чисто демократические: так принято в очень многих цивилизованных странах из числа тех, на которые равняется российская государственность.

Замечательно то, что эти мелочи связаны с внесением изменений в Конституцию, на что пока так и не решился вероятный противник Касьянова в 2008 году Путин.