Кое-что о любви

Есть целая серия необязательных разговоров, типичное чесание языка, бесконечное и бессмысленное. Темы таких пустопорожних разговоров: беспредел гаишников, бесперспективность российской политики или – шире – России как геополитического явления, а также псевдомедицинские, вроде борьбы с лишним весом или с курением.

Как бороться с лишним весом, мне прекрасно известно, а потому я не способен поддерживать беседу сколько-нибудь долго. Вдруг кто не знает, так я скажу на всякий случай: чтобы не было лишнего веса, надо поменьше есть. Или даже — поменьше жрать, тут уж каждый волен выбирать сам.

Гораздо интересней мне бывает бессмысленно поговорить о бросании курить, поскольку у меня есть теория. Состоит она в следующем: когда человек собирается бросать курить, он готовит себя к подвигу, а что такое подвиг? Правильно, это разовый поступок, связанный с нечеловеческим напряжением всех сил одного конкретного человека.

Из это логически вытекает, что бросание курить – краткий волевой акт, по окончании которого вполне естественно снова начать курить. Подвиг кончился, начались убогие будни. Поэтому я и предлагаю: не бросить курить, а перестать.

Что это дает? Прежде всего снимает с человека тяжесть подвига: просто перестал, надоело или утомился. И кроме того: сейчас перестал, потом опять начал, ничего страшного, никакой трагедии, позже опять перестану. Так человек привыкает к тому, что не табак управляет его желаниями, а он сам: хочет – закурит, не хочет – не закурит. А когда человек сам управляет своей привычкой, то она перестает быть привычкой.

Все это длинное предисловие посвящено тому, что ключевая сегодняшняя проблема городского жителя – это отсутствие у него (у меня, у вас, у нее) любви к самому себе. То же самое курение или хроническое переедание свидетельствует в первую очередь о том, что человек вовне ищет способов себя развлечь – то ли вкусной едой, а то ли манипуляциями с сигаретой и вдыханием ее дыма… или вот еще энергичным выпиванием рюмки за рюмкой, или еще каким замутнением сознания. То есть он курит или пьет потому, что лично в себе не находит интереса.

Кажется, немного нравоучительно получается? Ничего, пустопорожние разговоры тоже всегда нравоучительные да с моралью.

Я клоню к тому, что каждому из нас не хватает элементарного понимания того, какие мы все прекрасные, умные и самобытные, самостоятельные люди. Нет, наверное, надо поточней сказать: каждому из нас не хватает понимания того, какой он лично отдельный, прекрасный, самобытный и самодостаточный, умный человек.

Писание, в частности, требует от христианина полюбить ближнего своего как самого себя. Это явно значит, что себя надо любить, образ и подобие Божие.

А мы обычно – нет, не любим.

Мы то требуем от себя невозможного, всех сразу добродетелей и талантов, чтобы в один день сделаться стройным и молодым; а то вдруг смиряемся с собою низким и безвольным, толстым и старым, и в констатации этого факта находим ядовитое утешение. Весь современный маркетинг построен на этом: на осознании человеком своего тяжелого убожества и желании одним махом переменить состояние до идеального. Чтоб человек не думал, а потреблял. Ведь почти никто не занят самым интересным из всех возможных дел на свете – изучением себя, вниманием к себе, к своим повадкам, своим реакциям, своим подлинным стремлениям и потребностям; никто не занят разговором с самим собой.

В то время как именно от этого рождается внутренняя твердость – когда человек точно знает, чего он хочет, и добивается этого; именно знание себя и вера в себя позволяет личности совершать сверхъестественные, нечеловеческие поступки.

В том числе худеть и бросать курить.