Административный мусор

Вот идут разговоры о переносе части столичных функций в Санкт-Петербург: дескать, чтоб равномернее шло развитие нашей великой страны плюс историческая традиция. Надо, конечно, логику эту продлить и столиц понаделать побольше, тогда и резон появится в этих рассуждениях.

Взять, к примеру, Кострому. Тоже, между прочим, бывшая столица России, о чем мало кто знает. А если бы в ней поселить, например, Общественную палату и, допустим, какое-нибудь Министерство регионального развития? А? Сразу бы засновали туда-сюда функционеры, жизнь какая-нибудь началась бы чиновная федерального масштаба и тогда, глядишь, убрали бы с улиц мусор.

А то – не поверите! — ступить некуда, такая всюду грязь. То есть на дорогах-то еще ничего, терпимо: просто лежит толстый слой серой пыли с окурками и бумажками, а когда пыль взметывается от любого проезжающего автомобиля и оседает на все вокруг, можно почувствовать ее солоноватый вкус. А вот в кустах во всех и просто в укромных уголках лежат и бутылки пластиковые мятые объемом от половины литра до двух, и обложки от мороженого яркие сверкающие, и бумажки, и палочки, и тряпочки, и собачье всякое такое, и просто веточки, и те же окурки, и что-то склизкое темноватое, обволакивающее все остальное... даже писать неприятно.

Еще такой момент: большевицкая рука как-то пощадила бывшую русскую столицу Кострому, по ней не прошелся ураган архитектурной революции, отчего и сохранилась масса купеческих домов, в том числе прекрасно затейливых, с каменной резьбой и коваными решетками, а также простых и строгих. Однако же, видать, выходит постепенно срок жизни у этих домов, лет им по 100–150, и старость их делается уже совсем вопиющей. Тут бы и подновить их, не лужковским коварным методом сноса и перепостроения, а как в Италии, сохраняя по возможности все детали.

Именно так, замечу, действует в Костроме православная церковь. Вот, кстати, Свято-Ипатьевский монастырь, только недавно ей переданный. Уже там видна и заботливая реставрация, да и вообще – церковная бытовая тщательность: цветочки посажены, щебнем дорожки засыпаны, мусору нигде не найдешь; и даже вокруг влияние монастыря разливается: свалка ближайшая метрах аж в тридцати от стен его, да и торговые люди, продающие у монастыря местный знаменитый лен, поделки из дерева и всякую китайскую дребедень, более или менее пристойно себя ведут, отходы не раскидывают. Разве что пылища на дороге все равно имеется.

Ну, да это так везде, во всей провинции: храмы ремонтируются, вокруг них благолепие наводится, а чуть за церковную ограду – грязь и запустение.

А костромской мусор, неизбывный и повсеместный, – заслуга администрации, как справедливо решил друг мой Петр. Потому что, нельзя не отметить, мелкий бизнес в городе в большом порядке: множество предприятий общепита и торговли, огромное количество мастерских по ремонту обуви...

(Что может, наверное, объясняться ужасным состоянием дорожного покрытия – вплоть до его полного отсутствия, коварно скрытого под пеленой тяжелой пыли.)

...и аптек. То есть налогоплательщики налицо, а следов использования в общественных целях полученных от них налогов – нет как нет.

Так вот, возвращаясь к столичному статусу. Если б таковой вернулся Костроме, родине, между прочим, бояр Романовых, триста с лишним лет правивших Россией и давших ей реформатора Петра I и мученика Николая II, а также бояр Годуновых, из которых произошли еще два русских царя, если б вернулся ей статус, то, должно быть, страшась позора, администрация придумала бы, как побороть помойку.

Или вот еще идея: сделать столичный статус плавающим! Ну, скажем, в 2006 году пусть уж Москва будет столица. А в 2007-м, допустим, Питер. Потом Кострома. А потом когда-нибудь – Грозный! Заодно и чеченская проблема решится.