Неопускаемые акции

«Русский бум» на фондовых рынках выявил неожиданную черту национального характера. Русские, как выяснилось, весьма расчетливы и прижимисты

«Русский бум» на фондовых рынках выявил неожиданную черту национального характера. Русские, как выяснилось, весьма расчетливы и прижимисты.

По оценке Citigroup, в 2006–2007 годах российские компании разместят акций на $38,3 млрд. Бум российских IPO пойдет на спад в 2008 году. До тех пор размещения российских компаний будут более чем заметны — до 10% мировой выручки от размещения акций. При этом русские играют не по правилам: они слишком прижимисты и не дают на себе заработать и одновременно вполне успешны.

Неписанным правилом первичных размещений на западных площадках является занижение цены акций. Таким образом банки, продающие акции, (андеррайтеры) упрощают себе жизнь. Спрос из-за заниженной цены искусственно «разгоняется», размещение проходит успешно. И, хотя большую часть успеха обеспечивает сам эмитент, согласившийся на меньшие деньги, андеррайтер получает законные комиссионные.

Еще больше получают клиенты андеррайтера — инвесторы, покупающие акции в ходе IPO. Согласно выборке из почти 15 тысяч размещений, состоявшихся в США в 1960–2000 годах, рост котировок акций в первый день составил в среднем 18,4%. Это те деньги, которые недополучают компании, проводящие размещение, — их зарабатывают доверенные клиенты инвестбанков.

Так вот. Русские в общем не дают на себе таким образом заработать.

Яркий пример тому — IPO «Роснефти». После размещения акции госкомпании несколько месяцев колебались около отметки $7,55 — по такой цене они, собственно, и были проданы инвесторам. Лишь после того, как вскрылись новые существенные факты — аналитики преисполнились уверенностью в том, что именно «Роснефть» купит останки ЮКОСа, — акции госкомпании пошли в рост, ее капитализация превысила $100 млрд и так далее.

Другой пример: компания «Черкизово» и вовсе предпочла расстаться со своим андеррайтером — Morgan Stanley, чем согласиться на его условия и снизить цену. Morgan Stanley предсказала провал размещения, однако «Черкизову» удалось нанять российский банк «Ренессанс капитал» и в целом успешно провести IPO.

Правда, в чем-то Morgan Stanley оказался прав: действительно, сегодня акции мясной компании котируются ниже цены размещения. Но это, строго говоря, проблемы инвесторов. Предприятие и его акционеры получили достаточные средства для развития, продав свои акции по более чем хорошей цене.

Такая политика вообще характерна для российских эмитентов. Как правило, они не занижают курс собственных акций, давая заработать своим контрагентам.

Хотя, конечно, бывают и обратные случаи. Акции «Разгуляя» подорожали в день размещения на 20%, «Вимм-билль-данна» — на 16%, «Новатэка» — на 13,5%.

В любом случае, скидки, предоставленные инвесторам самыми щедрыми российскими эмитентами, — это средний, по меркам США, дисконт при IPO. Допустим, интернет-компании давали в разы больше. По данным исследовательской фирмы CommScan LLC, средний рост акций интернет-компаний по итогам первого дня торгов после размещения на фондовом рынке в 1999 году составил 87%, в 2000 году — 71%.

Но даже и пример «Разгуляя» с «Вимм-биль-данном» — это, скорее, исключение. Акции примерно трети отечественных компаний (то есть около 10), разместившихся в последние два года, не только не дорожали в день торгов, но, более того, и сегодня торгуются ниже цены размещения. Именно эта статистика позволяет аналитикам утверждать, что русские склонны скорее переоценивать свои акции, требуя за них больше денег, чем они, похоже, стоят на деле.

И несмотря на то, что русские грубо попирают устои рынка IPO, требуя премию вместо скидки, они вполне успешны.

Да, значительное число размещений в 2006 году было перенесено, однако из тех, что проводились, успешно состоялись все, кроме одного.

Впрочем, что русские способны любой ценой добиваться поставленной цели — по большому счету, не новость. Удивительна, скорее, проявившаяся после знакомства с мировым фондовым рынком скупость и прижимистость россиян — во всяком случае, эти качества не считались частью характера традиционного Иванушки. Похоже, Иванушка повзрослел и научился считать деньги и, возможно, даже лучше, чем соседи.