Слово и дело Славянского братства

Для белорусского президента-выскочки объединение традиционно играло роль имитации политического курса и стратегической программы.

Активная фаза объединения России и Белоруссии в единое государство стартовала почти восемь лет назад. Для белорусского президента-выскочки Александра Лукашенко тема объединения традиционно играла роль имитации наличия политического курса и стратегической программы светлого будущего для своей страны. В ельцинской России была постоянной разменной картой в борьбе с оппозицией. В путинской - прикрытием для плана дружественного поглощения Белоруссии. Главным козырем этого плана была как раз очевидная политическая несостоятельность белорусского руководства. Однако после четырех лет «разработки» Лукашенко все еще не собирается сдаваться. Его политическая карьера будет длиться ровно столько, сколько будет длиться процесс объединения. И он это понимает.

Валютный аншлюс Белоруссии, судя по всему, вновь откладывается. Сюжет с завязавшейся перепиской российского и белорусского президента по поводу введения рубля как единой валюты на территории обоих государств не должен вводить в заблуждение. Александр Лукашенко не спешит делегировать Москве денежно-кредитные полномочия.

Суть валютного соглашения между двумя государствами состоит в введении на территории Белоруссии российского рубля в качестве законного платежного средства. На первом этапе, в июле 2003 года, рубль должен обращаться наравне с белорусской национальной валютой. На втором, с января 2005 года, полностью заменить ее.

Известно также и то, что не устраивает в этом соглашении подписавшую его Белоруссию. Дело в том, что единый эмиссионный центр остается в Москве. Иными словами, право печатать рубли сохраняется за Центральным банком Российской Федерации. За прошедшие годы позиции сторон принципиально не изменились.

Россия не готова передавать функции эмиссии денег неподконтрольному ей на 100% институту. Минск также не собирается уступать столь важный вопрос в безраздельное ведение России.

Тем не менее сюжет с введением в Белоруссии рубля в качестве законного платежного средства возникает с завидной регулярностью — раз в два-три месяца — и развивается по одному и тому же сценарию. Российская сторона напоминает о том, что Белоруссия вот-вот перейдет на рубль. Отечественные СМИ, комментируя это событие, празднуют грядущее вовлечение Белоруссии в единое денежно-кредитное пространство (откуда два шага и до поглощения этого государства восточным соседом).

Затем, выступая перед рабочими, колхозниками или депутатами парламента, Александр Лукашенко дает гневную отповедь самой мысли об утрате Белоруссией хотя бы грамма самостоятельности в любой сфере, особенно в денежной. Далее белорусские комментаторы смягчают пассажи своего руководителя, выражая уверенность в том, что работа над созданием союзного государства и введением рубля будет продолжена. После чего она и продолжается без особых результатов до следующего контрольного срока.

Скажем, в конце июня — начале июля ситуация развивалась ровно по этому сценарию. Собственно говоря, законным платежным средством на территории Белоруссии безналичный рубль должен был стать как раз 1 июля. Однако в таком качестве он не просуществовал и двух часов. Около 11 утра, прочитав российские газеты, глава Национального банка Белоруссии Сергей Дубков заявил, что введение рубля откладывается, поскольку проект соответствующего указа президента Белоруссии Александра Лукашенко не прошел согласования с его собственной администрацией.

Спустя два дня последовал и экспресс-комментарий Александра Лукашенко, который, выступая перед трудящимися на праздновании Дня независимости, заявил, что приоритетом развития республики является укрепление этой самой независимости. А о передаче России права печатать деньги вроде как не может быть и речи.

Сергей Дубков вскоре выпустил комментарий к речи трибуна, отметив, что, несмотря на досадную оплошность — не успели согласовать документ, — работа над созданием валютного союза будет продолжена. Так что уже в сентябре, развил мысль белорусского товарища премьер Михаил Касьянов, стороны подпишут документы, регламентирующие переход Белоруссии на рубль в качестве единственного платежного средства с января 2005 года.

С приближением следующей отчетной даты — сентября — угасший было сюжет получил новое развитие.

Владимир Путин предложил Александру Лукашенко ускорить процесс и перейти на рубль уже с 2004 года: то есть к первому туру выборов президента России.

В ответ Александр Лукашенко выступил с пламенной речью перед белорусами, в которой отверг эту идею в принципе и потребовал от России «дополнительных гарантий». Поскольку чиновнику сколь угодно высокого уровня отвечать Владимиру Путину было бы не по рангу, президенту Белоруссии пришлось самому написать письмо своему российскому коллеге. Содержание послания держится в секрете, однако, исходя из опыта предыдущих дебатов по вопросу введения рубля, несложно предположить, что в нем написано. Вероятно, глава Белоруссии предложил Владимиру Путину продолжить работу по согласованию порядка введения рубля на территории Белоруссии и вернуться к этому вопросу спустя два-три месяца.

Впрочем, на этот раз ситуация может и выйти из порочного круга. 2 сентября российско-белорусская рабочая группа согласовала проект соглашения о порядке урегулирования взаимных требований и обязательств в случае прекращения действия базового соглашения об использовании рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории Белоруссии. Иными словами, стороны договорились о принципах расторжения валютного союза России и Белоруссии. Наверное, неспроста.