Идеи чучхе в союзном государстве

Белорусский сценарий создания единого государства как никогда близок к краху. Теперь Батька стоит перед нелегким выбором: либо развиваться в расчете на собственные силы, либо уступить России.

Главным итогом переговоров российского и белорусского президентов в Бочаровом ручье стало решение о переходе на рыночные отношения при торговле газом. Хотя Белоруссия и будет получать газ на условиях не худших, чем Грузия или Украина, для нее это будет слабым утешением.

Пока основные объемы газа Александр Лукашенко получает газ по цене льготной, близкой к внутрироссийской. При этом, из года в год расплачивается Белоруссия за топливо по бартеру - что делает его цену еще более низкой. По крайней мере, покупая российский газ, Лукашенко параллельно поддерживал собственного производителя - по меньшей мере спорно утверждение о том, что белорусская продукция в случае продажи за живые деньги нашла бы своего покупателя.

::: Как бы то ни было, около двух третей потребности республики в топливе закрывает «Газпром», который получает лишь $24 за тысячу кубометров газа. В конце минувшего года был подписано дополнение к контракту на 2003 год, согласно которому российская монополия брала на себя обязательства по увеличению поставок, но уже по более высокой цене — $30. Независимые производители получают за поставляемый в Белоруссию газ чуть больше $40.

Судя по заявлениям двух президентов, теперь этим отношениям пришел конец, и цена топлива для Белоруссии вырастет, вероятно, примерно до $50 за тысячу кубометров. Во всяком случае, именно столько составляет расчетная цена российского газа на границе Украины.

Всего в Белоруссию поставляется около 26 млрд кубометров газа. Таким образом, чистый выигрыш России - и, соответственно, проигрыш батьки Лукашенко - от перехода на рыночные отношения в торговле «голубым топливом» составит, если считать грубо, $300-500 млн.

Сумма, прямо скажем, в масштабах России смехотворная. В масштабах «Газпрома» или экспорта российского газа в целом (что почти одно и то же) уже заметная. Экспортная выручка ОАО «Газпром» по итогам 2002 года составила около 11,5 млрд долларов. Для бедной Белоруссии, в которой нет «Газпрома», $300-500 млн это гигантские деньги.

Пожалуй, самое главное во всем этом сюжете это то, что с точки зрения белорусской логики строительства Союзного государства во всей этой затее уже нет практически никакого смысла. Во всяком случае, ранее, в течение по меньшей мере семи лет - начиная с подписания первых бумаг на сей счет Ельциным и Лукашенко в 1996 году - разговоры о слиянии двух государств позволяли Батьке получать газ по внутренней российской цене.

Действительно, к чему вводить экспортные тарифы, если Белоруссия вот-вот вроде как станет частью Российской Федерации? Эта логика должна работать и наоборот: если есть экспортные тарифы, то ни к чему разговоры о создании Союзного государства.

Придется уж или хоронить этот проект, или действительно его создавать, вернув себе право получать газ по льготной цене.
Если в наступающем 2004 году цены на российский газ для Белоруссии и правда будут повышены, то в сюжете с объединением двух стран потихоньку начнет наступать ясность. После семи лет, в течение которых удавалось кормить восточного соседа обещаниями, Лукашенко придется дать ему что-то посущественней.

Интересы России обозначены достаточно четко. С одной стороны - это «Белтнрансгаз». После того как контроль за едва ли не единственным ликвидным активом перейдет к России (или к российско-германскому консорциуму) говорить об экономической независимости Белоруссии можно будет с большой натяжкой.
С другой стороны - это введение в обращение в Белоруссии российского рубля. С теми же последствиями. Владимир Путин, конечно, заверил, что введение рубля в качестве единого платежного средства не имеет отношения к суверенитету: «Как вы знаете, в зоне евро общая валюта функционирует, и от этого суверенитет Франции, Германии и других стран не уменьшился, а, наоборот, он стал более прочным». Однако отличием российско-белорусской ситуации является тот факт, что управлять единой валютой будет Центральный Банк России: если бы евро печатал бы Бундесбанк, то суверенитет Франции, Италии и иже с ними существенно бы пошатнулся. Собственно, для того, чтобы этого не случилось и был создан ЦБ Европы - а Центрального Банка России-Белоруссии нет даже в проектах. О допуске младшего партнера по унии к контролю за рублями и речи не идет.

Впрочем, не исключено, что Белоруссия проживет и без уступок России, и без российских дотаций. Новейшей истории известны такие примеры: скажем, Северная Корея, живущая идеями чучхе - то есть исключительной опорой на собственные силы.