Лоббисты переезжают в Кремль

Система, с которой в начале своего первого срока боролся Владимир Путин, похоже, будет восстановлена к концу его второго срока.

Среди признаков новой ситуации в думской деятельности есть один существенный вопрос, о котором пока не было времени говорить. Это вопрос о лоббистской деятельности в новых условиях. Поскольку бизнесу отчетливо указано не лезть в политику, никакого противовеса у администрации президента и правительства в Думе не осталось, и она станет послушным исполнителем воли исполнительной власти. Причем процесс этот начался еще при старом составе законодателей.

В последние три недели своей работы депутаты Государственной думы четвертого созыва принимали законы один за другим. Дума успела одобрить бюджет на 2004 год в четырех чтениях, последнее из которых прошло в последний день ее работы. Столь же безропотно приняли думцы поправки в Лесной кодекс. В нем, в частности, появились положения, разрешающие застройку в заповедниках, заказниках и защитных зонах больших городов. Большего подарка застройщикам, работающим за чертой МКАД, в Подмосковье и представить себе трудно. Собственно, даже представитель президента в Думе не отрицает того, что в этих зонах идет массовая застройка коттеджей.

Религиозные организации (иными словами, Русская православная церковь) вновь получили льготы. На этот раз речь идет не о квотах, но тем не менее. Согласно принятым поправкам в Земельный кодекс и закон «Об обороте земель сельхозназначения», религиозным организациям предоставили в безвозмездное пользование земельные участки. На то, чтобы оценить последствия принятых актов, у депутатов, похоже, катастрофически не хватило ни времени, ни желания.

В Думе четвертого созыва успешно действовали целые лоббистские группы, представлявшие как конкретные компании, так и группы, объединенные по профессиональному признаку. Считается, например, что связанные с «рыночно ориентированными» нефтяниками лоббисты полностью переиграли правительство при принятии закона, ограничивающего предельную ставку на экспорт нефтепродуктов 90% ставки на экспорт нефти.

О том, насколько эта норма была неудобная для правительства и, напротив, удобна для нефтяников, говорит тот факт, что вице-премьер Виктор Христенко пытался обойти ее с помощью следующего иезуитского приема. Вице-премьер предлагал уменьшить пошлины на одни нефтепродукты (очевидно, те, что не вывозятся из страны, например высокооктановый бензин) и увеличить на другие (как раз на те, что экспортируются из страны, мазут к примеру) с тем, чтобы в среднем величина пошлины и составляла искомые 90% ставки для сырой нефти. Согласился бы с такой (заметим, небесспорной) трактовкой закона суд, узнать никому не удалось.

Ситуация в стране, а следовательно, и в Думе разительно переменилась. Одним из последствий дела ЮКОСа стал разгром одной из наиболее успешных лоббистских групп. Ее лидер, совладелец ЮКОСа депутат Владимир Дубов вынужден был покинуть родину, да и самой этой группе сегодня в принципе не до лоббизма. Притихли и их коллеги, пробивавшие и, напротив, блокировавшие в Думе разные законопроекты. В результате при полном непротивлении нефтяников был принят законопроект, расширяющий полномочия правительства при установлении пошлин на нефтепродукты.

Он был одобрен в рекордные сроки. Еще не все граждане страны успели посмотреть выступление Владимира Путина на эту тему (за расширение полномочий кабинета министров президент высказался лично), как депутаты уже провели отвечающий воле президента законопроект.

В отсутствие какого-либо противодействия власть могла, что называется, показать себя, что и не преминула сделать. Вряд ли кто будет спорить, что поправка в Уголовный кодекс, из которого исключена норма о деятельном раскаянии при неуплате налогов «средней и крупной тяжести», отвечает духу времени — тому, о котором известно из истории СССР.

Действие этой симпатичной нормы распространяется между тем чуть ли не на половину страны. Уклонением от уплаты налогов (статья также распространяется и на уклонение от внесения платежей во внебюджетные фонды) является и получение зарплаты в конвертах, и, как показывает пример руководителей ЮКОСа, «по схемам», даже не нарушающим действующее на момент их реализации законодательство, тоже. Погашение задолженности по налогам не будет в будущем освобождать от тюремного заключения.

Вероятно, пятая Дума будет работать по опробованному в декабре сценарию, когда в отсутствие конкуренции со стороны влиятельных групп депутаты утверждали все, что поступало к ним из правительства и администрации президента. Судя по тому, что принимала Дума, открытая, публичная, то есть парламентская, оппозиция генеральной линии партии, похоже, уже невозможна в принципе. После внесения документа в Думу исполнительной властью он будет автоматически утверждаться парламентариями.

Такая схема работы приведет к перемещению центра лоббистской деятельности из Думы в Кремль и Белый дом. Парламентарии останутся без дотаций со стороны бизнес-структур, что, вероятно, заставит часть из них (особенно выбиравшихся по одномандатным округам) пожалеть о вложенных в избирательную кампанию суммах.

Подобная ситуация, когда Кремль и правительство по большому счету не обращали внимание на расклады в Думу, уже имела место в российской истории в первой половине 90-х. Тогда все значимые для страны решения проводились через указы Бориса Ельцина. Отсутствие общественного контроля за этими решениями, атмосфера, без преувеличения, вседозволенности в общем и породили «грабительскую приватизацию», залоговые аукционы, а впоследствии семибанкирщину и олигархат. В общем, та система, с которой в начале своего первого срока боролся Владимир Путин и которая (с иными, впрочем, действующими лицами), похоже, будет построена к концу его второго срока.