В России прошел первый День цензора

Исполнитель блатных романсов Александр Новиков написал открытое письмо Владимиру Путину с предложением ввести цензуру на ТВ. А министр Лесин по случаю дня печати сказал, что нынешний год будет трудным для печатных СМИ — им предстоит обрести реальную независимость. Печатные все поняли: начинается их год.

Взяться за перо ранее судимого автора-исполнителя Новикова побудили следующие события. Г-н Новиков остался крайне недоволен новогодними и рождественскими программами Центрального телевидения. «Козлобородые гуру, гребнеголовые зайки, борделетипажные примадонны, русофобствующие смехуны, воинствующие педерасты и иже с ними не имеющие пола вообще — неважные примеры для подражания, — отмечает автор песен «Извозчик» и «Помнишь, девочка…». — Сегодня нашей стране, как никогда, нужны герои».

Подняв подшивки бульварных газет, мы можем узнать, что два-три года назад певец Новиков был, мягко говоря, на ножах с певцом Киркоровым. В конце концов они публично примирились, однако осадок у Александра, видимо, остался.

Увидев на Новый год ненавистного «воинствующего педераста» по всем каналам одновременно, певец Новиков не смог смолчать. Исполнитель песен в жанре шансон просит президента «принять меры».

Прямо об этом не говорится, но подразумевается, что сценарии как минимум праздничных концертов должны проходить через некий орган или комиссию, которая будет следить за тем, чтобы они были выдержаны в патриотическом, а не педерастическом духе. По сути, это возрождение советских «литовок», то есть цензуры. Требование, с либеральной точки зрения, просто дикое и еще, скажем, пять лет назад просто немыслимое. Но не сегодня. Как следует из обнародованных 13 января результатов опроса ROMIR Monitoring, 76% жителей страны в той или иной форме считают необходимым введение цензуры. Противоположной точки зрения придерживаются в целом 19% респондентов.

Собственно говоря, народ лишь одобрил то, что уже давно существует де-факто.

На федеральных телеканалах имеет место редактирование сюжетов в верноподданическом ключе. В качестве примера можно привести историю со снятием с эфира НТВ сюжета о книге Елены Трегубовой «Записки кремлевского диггера» (в этой работе без особой симпатии выведен образ президента Владимира Путина). Она не наделала особого шума — скорее, было бы удивительно, если бы сюжет, косвенно бросающий тень на президента, увидел свет. По оценке отечественных правозащитников — например, председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, российское телевидение уже мало чем отличается от советского.

Оно и понятно. При раннем Ельцине, в эпоху площадной демократии, власть опиралась непосредственно на толпу, на широкие народные массы, настроение которых нередко определяло вектор развития государства. Телевидение в эту эру являлось средством коммуникации как власти в целом, так и различных группировок внутри самой власти с народом, поддержка которого была им жизненно необходима. К 1999 году эпоха площадной демократии окончательно отошла в прошлое. На смену ей пришла демократия управляемая. Соответственно, изменилась и роль телевидения. Ныне оно занято, скорее, сохранением статус-кво, по большому счету, независимо от локальных успехов или неудач тех или иных социально активных индивидуумов, всех устраивающего. Роль средства коммуникации между элитами сама собой перешла к менее массовым СМИ.

По данным опроса ROMIR Monitoring центральным телеканалам доверяют 39% опрошенных. А печатным СМИ — лишь 8%, т. е. в пять раз меньше, чем телевизору. При этом прессе, по данным ROMIR, склонны доверять люди с более высоким уровнем образования и личным доходом. Похоже, и правда, именно к прессе в путинской России отошла роль коммуникатора между группами во власти и теми, на кого они опираются. По оценке все той же Людмилы Алексеевой, в печатных СМИ имеет место некий плюрализм мнений по всем вопросам, за исключением двух запретных тем: войны в Чечне и критики высшего руководства.

Судя по поздравлениям, присланным газетчикам наиболее желанным россиянами цензором (половина граждан видят в этой роли лишь Владимира Путина!), президент такое положение дел вполне сознает и имеет в виду. «Во все времена печатное слово в России имело и вес, и влияние, и последнее десятилетие не было исключением, — отметил Владимир Путин, — Во многом благодаря профессионализму и твердой гражданской позиции отечественных журналистов стало возможным движение нашей страны вперед».

Совершенно не исключено, что результатом этого движения вперед станет еще большая степень управляемости демократией. И может статься, что тогда необходимым и достаточным средством коммуникации между элитами станут еще менее популярные средства массовой информации. В настоящее время эту нишу занимают интернет-СМИ, которым, по данным ROMIR, доверяют лишь 2% опрошенных.