Вираж «Вымпелкома»: между лицензией и прокуратурой

Генпрокуратура прекратила атаку на «Вымпелком», Минсвязи продлило лицензию МТС на Московский регион. Ни то ни другое событие обязательным не являлось, поскольку частная собственность в России не священна, а условна.

Правильней говорить о предоставленной государством тем или иным частным лицам возможности заработать. Такое неформальное разрешение бессрочно в том смысле, что может быть пересмотрено властями когда угодно, а в момент смены власти такой пересмотр практически обязателен. Тем не менее без него никак: лицензии и все прочие формальные разрешительные документы являются лишь производной от неформального разрешения.

В начале этой недели прокуратура прекратила уголовное дело в отношении конкурента МТС — компании «Вымпелком». Как открыто, так и закрыто это дело было под, мягко говоря, надуманными предлогами.

Суть претензий следователей сводилась, напомним, к следующему. Лицензией на Московский регион владеет не сам «Вымпелком», а его 100-процентная «дочка» — КБ «Импульс». В то же время договор о предоставлении услуг сотовой связи абонент заключал непосредственно с «Вымплекомом», лицензией не владеющим.

Надо думать, что в компании, давно уже консолидирующей в своей отчетности акционерам все дочерние фирмы (таковы требования американских фондовых площадок), мысль о противоестественности такой ситуации просто никому не могла прийти в голову.

Тем не менее это формальное полунарушение: ясно ведь, что 100-процентная «дочка» мало чем отличается от материнской фирмы, по мнению, которого следователи придерживались с 4 февраля, было вопиющим и тянуло на срок.

Спустя неделю дело было закрыто. Вполне может быть, что акционеры «Вымпелкома» сумели найти какие-то новые, не известные следователям ранее аргументы. Речь идет, понятно, об акционерах из группы «Альфа», которым компания и обязана неприятностями с лицензией и всем прочим (покупка этой группой блокирующего пакета в «Мегафоне» стала причиной трений с Министерством связи, чиновники которого, как считается, связаны со структурами, контролирующими мажоритарный пакет в этом операторе). Не исключено, впрочем, что недоброжелатели «Альфы» нашли этот способ прищучить своих недругов слишком опасным.

Как бы то ни было, поздравить с прекращением лицензионного преследования «Вымпелкома» следует акционеров не только этой компании, но и всех прочих сотовых операторов страны. Ведь когда, допустим, МТС покупала, скажем, «Кубань GSM» или другого регионального оператора, переоформление лицензии не проводилось. Соответственно, лицензией на оказание услуг связи в регионе владеет 100-процентная «дочка» «Мобильных телесистем», в то время как абонент является клиентом МТС. Если отзывать лицензию у КБ «Импульс», то по аналогии ровно так же следует поступить и с массой региональных «дочек» всех межрегиональных сотовых операторов.

Не исключено, что это соображение и стало решающим. Ведь и близкий к руководству Минсвязи «Мегафон» по ходу становления в качестве федерального оператора поглотил ряд региональных компаний.

И раздраконив «Вымпелком», заинтересованные лица могли создать прецедент, опасный для их собственного бизнеса.

А ведь есть и альтернативный путь, который, что называется, лежит на поверхности. В начале недели государство продлило действие лицензии МТС в Московском регионе до 2008 года. Лицензия МТС, кстати говоря, продлена на четыре года. Срок ее действия теперь истекает в конце 2008 года. Ясно, что и на следующих выборах как сама МТС, так и материнская АФК «Система» будут предельно лояльны властям: бизнес компании, не сумевшей доказать, что она добросовестно выполняет условия лицензионного соглашения в столичном регионе, подешевеет в разы.

Рано или поздно срок действия своих лицензий придется продлевать и «Вымпелкому», и его дочерней фирме — КБ «Импульс». Последней доказать добросовестность выполнения лицензионного соглашения будет особенно непросто: КБ ведь даже не предоставляет услуг сотовой связи.

Зависимость бизнеса от благосклонности властей, которые могут его в любой момент отобрать, характерна не только для сотовых компаний. Лицензионные соглашения, заключенные нефтяниками, составлены таким образом, что до половины из них формально нарушаются, причем грубо.

Что, конечно, открывает широчайшие перспективы для проведения в отрасли масштабного передела собственности, была бы только проявлена политическая воля.

Аналогичная ситуация имеет место и в горно-металлургической промышленности. Другое дело, что в отсутствие федерального регулирующего органа в отрасли резко возросла роль местных властей. Именно губернаторам мы обязаны практически нулевым объемом участия в отрасли транснациональных конгломератов. Иностранного инвестора, как выяснилось, все же отличает как сравнительно невысокая культура отката, так и невысокая готовность при необходимости «помочь региону» — на том сомнительном основании, что это, видишь ли, не записано в бизнес-плане.

В принципе и российский инвестор, не поделивший чего-либо с местным губернатором, долго в этой местности бизнес не ведет. Яркий тому пример — группа МИКОМ, выдавленная Аманом Тулеевым из Кемеровской области. Логика развития горно-металлургического бизнеса, стремление защитить его подталкивают бизнесменов к участию в региональной политике.

Накал страстей, характерный для выборов в Красноярском крае, объяснялся не соперничеством, упаси боже, двух программ развития края. В схватке «Норильского никеля» с «Русским алюминием» определялось, чей именно бизнес в крае будет защищен на четыре, а скорее всего, на восемь лет.

Аналогичная битва пройдет вскоре и в Архангельской области, где интересантов даже три: «Базовый элемент», Ilim Pulp и группа «Титан», контролирующая Архангельский ЦБК.

Развитие целлюлозно-бумажной промышленности в регионе будет напрямую определяться результатами выборов: кто их выиграет, тот и поглотит конкурентов.

И пока даже сложно себе представить, что будет твориться в Свердловской области, когда настанет время уходить Эдуарду Росселю. И ведь что характерно: говорить о какой-то политике, о столкновении идеологических платформ на подобных выборах не приходится. Налицо в чистом виде спор хозяйствующих субъектов.

Впрочем, далеко не все компании активно участвуют в такого рода спорах. Хозяйствующим субъектам, чей бизнес имеет федеральные масштабы, интереснее выборы уровнем выше. Исход выборов 14 марта заранее предрешен — действующий глава государства победит за явным преимуществом. Но, как верно заметил на днях Владимир Путин, выбор его преемника станет главным сюжетом второго срока президента.

Вполне может статься, что четыре с небольшим года спустя уже акционеры «Мегафона» будут доказывать тем же Минсвязи с Генпрокуратурой, что в процессе создания национального оператора ими не были нарушены, допустим, права акционеров поглощенных сотовых сетей.