Мыльный пузырь бумажной нефти

Супервысокие цены на нефть сегодня диктуются не производителями и не потребителями, а - инвесторами. И чем дольше цена останется спекулятивной, тем резче и болезненнее будет ее обвал.

Что бы ни решили сегодня министры стран - членов ОПЕК, рынок все равно придумает, как удержать высокие цены на нефть - американцам просто больше некуда девать деньги. Мировой рынок нефти стал как две капли воды похож на отечественный фондовый: высокие цены на обоих обусловлены всего лишь дефицитом альтернативных инструментов для инвесторов.

Страны, входящие в картель, формально сдерживают добычу топлива. Однако на деле свыше официально установленных квот продается по меньшей мере 1,5 млн баррелей в день. Впрочем, к этому уже привыкли. Как, собственно, привыкли и к тому, что почти всегда у нефтяных цен есть повод расти, а не падать - так, во всяком случае, обстоит дело весь первый президентский срок Джорджа Буша-младшего.

Теракт 11 сентября 2001 года заставил нефтетрейдеров задуматься о последствиях неизбежного обострения отношений между США и странами Персидского залива - что вылилось в рост цен. Те же последствия - цены продолжали держаться на высоком уровне - вызвали подготовка и проведенеие наземных операций в Афганистане, а затем и в Ираке. После победы над Саддамом возникли непредвиденные сложности с возвращением на мировой рынок «большой» иракской нефти. Теперь вот выяснилось, что китайская, а также американская экономики начали расти неожиданно быстро, что в перспективе приведет к увеличению спроса на топливо и - к увеличению цен на него уже сейчас.

Постоянно находятся самые неожиданные факторы и действующие лица, толкающие рынок вверх.

Например, правительство страны, являющейся крупнейшим в мире потребителем нефти, - Соединенных Штатов Америки. Несмотря на крайне высокие цены, американцы продолжают пополнять свои стратегические запасы. В марте этой ситуацией даже заинтересовался Сенат, который принял резолюцию, призывающую остановить закупки. Однако министр энергетики США Спенсер Абрахам проигнорировал ее.

В другое время информация о наращивании американских запасов, вероятно, вызвала бы снижение цен. Во всяком случае, еще год назад «Альфа-банк» выпустил исследование, в котором его аналитики вполне убедительно доказывали зависимость цены на нефть от объема резервов в США: чем выше в штатах запасы, тем ниже цены и наоборот. Но только не сегодня: торговцы придумали небезупречное с точки зрения логики, но толкающее цены вверх объяснение происходящего. По свидетельству авторитетного британского журнала The Economist, рынок подозревает американских чиновников в наличии эксклюзивной информации о планируемых террористами ударах по объектам нефтяной инфраструктуры. Может, кого и смущает явная параноидальность этой теории, но в целом озабоченность угрозой прекращения поставок привела к появлению «беспрецедентной надбавки к цене за нефть».

Но похоже, что беспрецедентная надбавка к цене на все сырьевые товары в последние год-два возникает независимо от того, существует ли в природе повод для какой-либо озабоченности или нет.

::: Крах NASDAQ в апреле 2000 года привел к длительной стагнации американского рынка акций. Многие инвесторы, после резкого падения в цене бумаг предприятий «новой экономики», потеряли доверие к любым рисковым инвестициям. До поры до времени прибежищем для них являлся рынок надежных - то есть эмитированных правительством или крупными корпорациями - облигаций. Но вместе со снижением процентной ставки падала и доходность облигаций. В конце концов она совершенно перестала устраивать наиболее энергичных инвесторов, которые начали играть на сырьевых рынках, тем более что возможностей для игры на этих рынках хоть отбавляй.

Многие из потребителей топлива в развитых странах - например, авиакомпании - страхуют свои риски, заключая срочные контракты (приобретая сегодня по фиксированной цене, допустим, керосин с поставкой, допустим, через 6 месяцев). Как правило, такие контракты индексные - то есть в принципе не предусматривающие поставки топлива контрагенту (все расчеты осуществляются деньгами: участники рынка просто выплачивают друг другу разницу между ценой контракта в день исполнения и текущей ценой этого товара). Заключая договор о продаже 1 млн тонн нефти в октябре не надо не только иметь эту нефть, но и вообще заботиться о том, чтобы ее купить, - достаточно того, что она существует на бумаге.

Поступившие на рынок гигантские капиталы - объемы спекулятивных сделок с нефтью сегодня по оценке банка ABN AMRO бьют все рекорды, — разогрели рынок, причем не только топливный. Точно так же энергично растут в цене золото и драгоценные металлы (никель, медь, алюминий) - да практически все биржевые товары.

Громадный, постоянно растущий объем «бумажной нефти» (алюминия, золота, платины и т.д.) сам по себе разогревает рынок.

До тех пор пока агрессивные инвесторы не найдут себе более удачного с их точки зрения рынка, цены на сырьевые товары будут высоки. Когда найдут - схлопнется «бумажный» рынок нефти, а вслед за ним и «реальный». Министр нефти Алжира Чекиб Хелиль утверждает, что в таком случае цена на нефть может упасть до $7 за баррель. Рынок, понятно, относится к таким прогнозам скептически - министры стран - членов ОПЕК регулярно предрекают нефтяной апокалипсис. Впрочем, аналитики Уолл-стрит в определенной степени разделяют его опасения:

чем дольше благодаря спекулянтам продержатся высокие цены на нефть, тем более резким будет их падение.

Впрочем, до $7 за баррель, уверены все, дело не дойдет - Саудовская Аравия всегда может резко ограничить предложение нефти и удержать цены.

Собственно, здесь и начинаются различия между мировым рынком нефти и отечественным фондовым рынком. Оба растут из-за дефицита альтернативных инструментов, а, попросту говоря, из-за того, что инвесторам — американским и российским - некуда девать деньги. Вероятно, в обозримом будущем оба рынка ждет коррекция. С сырьевыми рынками это случится, когда американские инвесторы найдут им альтернативу. Сложно представить себе объект инвестиций, который заменил бы акции отечественным инвесторам. Впрочем, для коррекции российского рынка это и не обязательно. Достаточно того, что альтернативу нефти найдут на Уолл-стрит.

С падением цен на топливо поступление свободной наличности в страну в целом серьезно уменьшится, а следовательно — сократится и приток средств на фондовый рынок РФ. Можно предположить, что тогда на смену «росту без идей» — когда даже участники рынка затрудняются объяснить, почему увеличиваются цены на акции - придет столь же безыдейное падение.