Конкуренция на гостайне

В российском правительстве бродят планы засекречивания нефтянки. Их осуществление приведет к изменению всего режима работы нефтяной отрасли.

Новый министр природных ресурсов Юрий Трутнев уже в первый месяц работы в столице может снискать лавры врага свободы слова, причем в международном масштабе. В минувший четверг было отказано в аккредитации при МПР всем иностранным СМИ. Речь идет не о какой-то бюрократической накладке — по словам пресс-секретаря Трутнева Николая Гудкова, которого цитирует Reuters, решение по иностранцам принял лично министр.

Отлучение от МПР, конечно, не самая приятная новость для любого СМИ, работающего в России. Это ведомство ведает выдачей и отзывом лицензий на недропользование, и то, что это ведомство при прежнем министре было незаметней МАПа, не должно вводить в заблуждение. Фактически оно распоряжается — не бесконтрольно, но тем не менее — запасами нефти на территории России.

Если г-н Трутнев не передумает, то мировое сообщество, по идее, останется без информации о планах властей в отношении российских недр.

Впрочем, пострадавшими могут оказаться не только журналисты. Информация о состоянии недр, то есть о запасах, может стать недоступной и для акционеров российских нефтяных компаний. В минувший вторник нефтяная компания ЮКОС сорвала собрание акционеров вроде бы дочерней «Сибнефти». На собрании, которое проигнорировал акционер, владеющий формально 92% капитала компании, должны были решаться три вопроса: присоединение очередного нефтетрейдера, перерегистрация головного офиса в Омске, а также внесение в устав положений, связанных с предоставлением акционерам информации. Точнее, акционеры «Сибнефти» предлагают зафиксировать в уставе положение, согласно которому совладельцам фирмы не будут предоставляться сведения, содержащие государственную тайну.

Этот пункт в числе других был блокирован ЮКОСом. В официальном пояснении к своей позиции представитель компании заявил, что в проекте изменений четко не указан порядок определения таких сведений. Таким образом, данные изменения могут привести к неправомерным ограничениям прав акционеров «Сибнефти» на получение документов, не исключая и основного на сегодня акционера, то есть ЮКОСа. По всей видимости, реальная позиция ЮКОСа была продиктована иными соображениями — позиционной корпоративной войной, которую ведут акционеры ЮКОСа и «Сибнефти», однако сам по себе конфликт вокруг нового пункта устава вполне объективный.

Действительно, в отсутствие четко прописанного механизма появляется возможность по-разному трактовать, что относится к гостайне, а что — нет.

Имеет право на существование, вероятно, и следующая трактовка. 11 ноября 2003 года президент России подписал поправки к закону о гостайне, которые относят к ней, в частности сведения «об объемах запасов в недрах, добычи, производства и потребления стратегических видов полезных ископаемых (по списку, определяемому правительством)». Такой список был утвержден правительством еще в апреле 2002 года — помимо всего прочего он включает в себя нефть и попутный газ, сведения о балансовых запасах которых должны быть засекречены. А что секретно в масштабах страны, то должно быть секретно и в масштабах компании.

Нет, кажется, сомнений в том, что в отсутствие ЮКОСа в реестре акционеров «Сибнефти», эти поправки в устав компании Абрамовича будут приняты. А, следовательно, существенная часть информации о компании, в том числе, возможно, и информация о запасах, станет не доступной для акционеров, в особенности для иностранных инвесторов, которые допуска из «первого отдела» не имеют и вряд ли когда получат.

Журналистами и инвесторами власть, скорее всего, не ограничится.

Отдельные бизнесмены, близкие к силовому крылу власти, давно уже думают о том, что неплохо было бы запретить иностранцам работать в отечественных нефтяных компаниях.

Речь идет, понятно, о защите государственных интересов. Помимо претензий к методам ведения бизнеса и его стратегии (если сильно упростить их видение ситуации, то иностранные менеджеры превращали Россию в сырьевой придаток) околосиловые предприниматели упирали и на проблемы с разглашением гостайны: нефтяные компании все без исключения поставляют ГСМ военным и т.п.

В начале первого срока Владимира Путина такие аргументы звучали не слишком убедительно — колхозы, в конце концов, тоже поставляют армии, так что и их секретить? К началу второго срока их убедительность возросла на порядок.

Вот уже и «Сибнефть» ограничивает доступ к информации инвесторам, а, следовательно, и представляющим их в компании членам Совета директоров, на очереди — правление.

Выдавливание иностранцев из нефтяной отрасли, конечно, не очень хорошо коррелирует с вроде бы не отменным курсом на привлечение иностранных инвестиций в экономику в целом. Однако, похоже, власти сегодня и не слишком озабочены их появлением в этой конкретной отрасли — да и зачем они, когда цена на нефть столь высока.

И эскалация темы «секретности» — хороший повод «технической» корректировки всего режима инвестиций в судьбоносной отрасли. Сказано же — «черное золото».

Что же до уже привлеченных инвестиций (ТНК-ВР, проекты на Сахалине и т.д.), то подобные проекты, безусловно, будут поступательно развиваться, углубляя степень интеграции России в мировое хозяйство. Другое дело, что иностранные инвесторы в отсутствие личного контроля за исключительно местным менеджментом, официальной информации от госорганов и даже какого-то хоть призрачного надзора со стороны СМИ, возможно, и сами довольно скоро начнут подумывать о продаже своей доли в проектах. И, надо сказать, ко всеобщему удовлетворению. У околосиловых предпринимателей, имеющих все необходимые допуски, как раз скопились серьезные объемы свободных денежных средств.