Чиновник по имени Людовик

Для современного российского бюрократа вновь актуален известный принцип «государство — это я».

По сути акция Центрального банка в Содбизнесбанке вполне напоминает неуклонную борьбу МВД за чистоту собственных рядов путем проведения различных операций типа «Мойдодыр», а в еще более общем плане — суровое наказание олигархов за неуплату налогов путем перемещения нескольких произвольно (или по желанию первых лиц) определяемых человек за тюремную решетку. В том смысле, что занимаются инкриминируемым многие, и вопрос только в критериях выбора отдельных показательных виноватых. ЦБ отозвал генеральную лицензию Содбизнесбанка за отмывание денег и фиктивные активы. Однако последнее вряд ли можно считать полноценной причиной для отзыва лицензии; если применять эту норму ко всем, без лицензии уже должны были остаться десятки, если не сотни финансовых институтов.

Между прочим, и первое для чиновников давно уже не является новостью. Уголовное дело по подозрению в отмывании денег в Содбизнесбанке и Евротрастбанке было передано в суд еще в октябре минувшего года. Во всяком случае, об этом заявил еще 6 октября 2003 года Борис Грызлов, занимавший в тот период пост главы МВД (возможно, кстати, именно этим объясняется противоестественный интерес, который Дума проявила к судьбе Содбизнесбанка). Иными словами, об отмывании денег в Содбизнесбанке чиновникам было известно более полугода.

Более того, Содбизнесбанк, по словам главы профильной по отмыванию денег Федеральной службы финансового мониторинга (ФСФМ) Виктора Зубкова, вот уже восемь месяцев не предоставлял «отмывочной» отчетности в ФСФМ, хотя должен был делать это ежедневно. Кстати, отчетность в ФСФМ идет через Банк России — соответственно, руководство последнего не могло быть не в курсе того, что Содбизнесбанк не выполняет требования законодательства, причем с особым цинизмом.

Получается, что минимум шесть месяцев чиновники Банка России и комитета не предпринимали никаких действий в отношении банка, который спокойно игнорировал финансовый контроль. За этот период времени руководство и владельцы банка могли очень много раз вывести его активы куда угодно.

Лишь 8 апреля комитет банковского надзора ЦБ наложил мораторий на привлечение Содбизнесбанком вкладов населения. Однако до этого момента банк, проводивший до момента отзыва лицензии активную рекламную кампанию (включающую даже ролики на ТВ), продолжал активно привлекать вклады населения. В итоге основной группой кредиторов банка стали вкладчики, объем обязательств Содбизнесбанка перед которыми составил к середине мая более $70 млн.

Первый зампред Банка России Андрей Козлов выразил надежду на то, что тех реальных активов банка, которые удастся обнаружить временной администрации, «хватит для удовлетворения требований вкладчиков». Если нет, временному управляющему, а затем и вкладчикам винить в этом придется прежде всего тех, кто его туда направил, то есть Банк России.

Наконец, когда ЦБ уже отозвал лицензию у злосчастного банка, странностей в поведении государственных органов не убавилось. Напротив, вопросов к ним стало даже больше, особенно после того как группа неизвестных лиц захватила офис Содбизнесбанка.

Андрей Козлов говорит о том, что у ЦБ есть все основания полагать, что в этот момент в банке происходит уничтожение важных документов. В тот же день зампред ЦБ Виктор Мельников поясняет, что «лицам, находящимся сейчас в банке, было бы выгодно силовое вторжение, поскольку потом пропажу имущества и документов они бы попытались списать на силовые структуры».

Иными словами, по логике чиновников ЦБ, пусть банк разворуют хоть дотла, главное — чтобы мундир коллег из МВД остался незапятнанным. Когда подобные вещи говорят вслух, стоит ли удивляться тому, что вкладчики в конфликтах владельцев банков-банкротов с ЦБ сплошь и рядом принимают сторону владельцев: те, по крайней мере, обещают отдать деньги, а чиновники уже и не скрывают того, что их волнуют исключительно личные проблемы.

В ходе противостояния неизвестных с Банком России выяснилась и еще одна забавная вещь. По закону лица, не допускающие в здание банка его временную администрацию, могут быть оштрафованы на 3 тыс. рублей, не более того.

«Еще в 1998 году стало ясно, что ответственность за противодействие надзорному органу в нашей стране крайне незначительна», — заявил в связи с этим глава Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов.

Теперь ЦБ вместе с депутатами Думы будут затыкать прореху в законах в пожарном режиме и уже постфактум. Но не дожидаясь этих изменений в законодательстве, управление по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) МВД России на скорую руку расследовало и передало в суд уголовные дела двух сотрудников Содбизнесбанка, препятствовавших работе временной администрации.

Как такое возможно — они не заплатили по таксе 3 тыс. рублей в день? Очевидно, удивительное, но вполне современное понимание российских законов в равной степени характерно как для бывшего следователя Турбанова, так и для действующих из ГУБЭПа.

Как не менее очевидно и то, что следование законам в принципе не является важным обстоятельством в карьере многих чиновников. Все остальное вполне по Паркинсону: без крайней необходимости чиновники предпочитают работой себя не утруждать.

Достаточно просто создавать ее видимость и в случае провала на вверенном участке уметь переложить ответственность на другие службы. Поэтому ГУБЭП, давно никак о себе не напоминавший, демонстрирует решимость и оперативность в деле Содбизнесбанка, создав за неделю уголовное дело с совсем неочевидной судебной перспективой. А Банк России разыгрывает беспроигрышную карту несовершенства принятых Думой законов, снимая с себя ответственность за судьбу вкладов в банке.

Да и само дело Содбизнесбанка возникло лишь из того, что ФСФМ необходимо было лишний раз доказать свою необходимость. Строго говоря, основная миссия комитета состоит в том, чтобы на Россию не налагались санкции FATF — международной группы, борющейся с отмыванием денег.

Поэтому и не стоит удивляться такому совпадению по времени: 13 мая Банк России отозвал у Содбизнесбанка лицензию за отмывание денег, а 15 мая глава ФСФМ прибыл на заседание FATF в Париж.

А чтобы окончательно не дать вкладчикам расслабиться, не чуждый пиару господин Зубков сообщил, что на подозрении находятся еще десять банков. Но, разумеется, не сказал каких — то ли чтобы не создавать паники, то ли для того, чтобы кто-то мог заработать на такой полезной информации. В любом случае получается замечательный государственный подход: поскольку защита интересов вкладчиков не входит в обязанности господина Зубкова, пусть их предстоящими проблемами (они — это которые еще и налогоплательщики, оплачивающее очевидно неплохое содержание господ чиновников, в том числе и господина Зубкова) занимаются другие. Главное ведь, чтобы его ведомство выглядело именинником.

Все как обычно, для российского чиновника, как для известного короля по имени Людовик XIV, государство — это он.