Путинский призыв нефтяного бизнеса

Борьба за сырьевые активы остается главным нервом реальной российской политики. А дело ЮКОСа — лишь начало масштабного перераспределения ролей на нефтяном рынке.

Олег Дерипаска, похоже, рассматривает возможность инвестиций в нефтяной бизнес. Подобное решение может оказаться весьма своевременным — государство как раз начинает масштабный передел запасов топлива.

Аналитики считают, что «Базовый элемент» — вероятно, равно как и любой другой потенциальный игрок нефтяного рынка — опоздал. Основные активы разобраны, они обрели нового хозяина, который задешево их не отдаст. Стоимость таких активов будет тем более высока, поскольку запредельны и мировые цены на нефть — и соответственно, каждая скважина приносит ее владельцу сверхприбыли, даже те из них, что еще пять лет назад считались безнадежно убыточными. Соответственно, считается, что цена входного билета в отрасль непомерно высока даже для таких компаний как «Базовый элемент».

Но вполне может статься, что в ближайшие месяцы правила игры изменятся таким образом, что цена этого билета упадет. Во всяком случае для тех, кто знает, где за ним надо встать в очередь.

Дело в том, что Министерство природных ресурсов готовит поправки в Налоговый кодекс и в закон о недрах, которые вводят налогообложение запасов нефти — независимо от того, ведется их разработка или нет. Логика законопроекта, по словам министра Юрия Трутнева, будет предельно проста: чем больше запасов, тем больше налогов и наоборот.

Еще одна инициатива МПР — ужесточение лицензионного режима. Министерство намерено жестко следить за выполнением лицензионных требований — прежде всего в части запуска месторождений в промышленную эксплуатацию. У тех, кто нарушает лицензионные соглашения, месторождения будут отбирать. Сомнительно, что МПР под силу проконтролировать все 16 тысяч месторождений, на разработку которых выданы лицензии.

Но по крайней мере часть лицензий могут при этом законно сменить владельца.

В первую очередь, с частью своих лицензий, вероятно, придется распрощаться все тому же ЮКОСу. Запасы компании 1,5 года назад поразили самого Владимира Путина — так что, видимо, вскоре аналитиков поразит размер налогов, которые МНС начислит на эти запасы. Тут уж ЮКОС — кто бы им ни владел и ни управлял — возможно, сам сочтет за благо продать часть своих запасов.

Кроме того, по всей видимости, часть лицензий у компании отзовут. Даже если сейчас компания выполняет требования иных лицензионных соглашений, то их нарушение — вопрос времени. Находящийся в близком к банкротству состоянии ЮКОС, очевидно, не сможет вводить в разработку все те месторождения, лицензию на которые имеет. По оценкам самой компании, в будущем году ей не только не удастся поддерживать привычные двузначные темпы роста добычи, но впервые за последние годы добыча нефти в ЮКОСе упадет — а значит, ни о каком полноценном вводе в эксплуатацию новых месторождений речи идти не будет.

Очевидно, что кроме этого МПР придется совершить еще несколько крупных лицензионных изъятий, хотя бы для того чтобы избежать обвинений в предвзятости. Такая угроза нависла над, например, «РУСИА Петролеум», владеющей правами на разработку Ковыкткинского месторождения. В принципе, уже в этом году акционеры РУСИА должны представить реальный бизнес-план разработки Ковыкты, однако пока это кажется маловероятным. Дело в том, что «Газпром», официально назначенный правительством координатором экспорта газа из Восточной Сибири, похоже, просто не желает договариваться с РУСИА о размерах ее экспортной квоты в Китай. Такая позиция монополии вполне объяснима — секретом Полишинеля является наличие у нее собственных видов на Ковыкту.

Если в процессе передела лицензий на разработку недр поcтрадает British Petroleum (крупнейшим акционером «РУСИА Петролеум» является ТНК-ВР), которой придется уступить часть своих прав, допустим, «Газпрому», то спать спокойно не сможет ни одна другая нефтяная компания.

По всей видимости, весь этот масштабный передел сырьевого рынка затеян Министерством природных ресурсов, с одной стороны, для того, чтобы группа, затеявшая преследование акционеров ЮКОСа, получила еще один рычаг давления на компанию. А с другой — для того чтобы госкомпании, близкие к силовой группе в окружении президента, получили новые активы.

В самом МПР, начинающем перераспределение лицензий, результат этого процесса видят несколько по-иному. Юрий Трутнев надеется таким образом привлечь в отрасль «представителей среднего бизнеса, которые составят достойную конкуренцию нынешним сырьевым монополистам». Получится ли у представителей среднего бизнеса составить конкуренцию монополиям или нет, в любом случае, судя по всему, в России появятся новые нефтяники. Одним из которых, вполне возможно, окажется типичный представитель среднего бизнеса Олег Дерипаска.