Тариф «депутатский»

Разобравшись с пивом, «единороссы» готовы приняться за другого крупнейшего рекламодателя — сотовых операторов.

Федеральное собрание утвердило законопроект по ограничению рекламы пива, подготовленный «Единой Россией». На очереди — мобильные телефоны, их рекламу руководитель «рабочей группы по пиву» Любовь Слиска тоже хотела бы ограничить.
Вице-спикера раздражают полуголые тела, фигурирующие в рекламе сотовой связи, и многое другое. «Что я не могу понять, почему надо обрезать джинсы и пугать человека с ножом, выходя к нему и говорить о том, что тарифы на связь «Джинс» уменьшены в 2,3 раза», — разъясняла непонятливая Слиска в эфире «Эха Москвы». — Зачем говорить, что у той компании такой тариф, у нас такой, да все вы одинаковые, лупите с нас, когда хотите, иногда и за входящие, и исходящие».

Тенденция очевидна: «Единая Россия» методично двигается по лидерам рекламного рынка.

И это ничего, что объяснения г-жи Слиски выглядят карикатурой. Обоснование необходимости ограничения рекламы пива тоже было по меньшей мере небесспорно. Пугают, главным образом, прогрессирующим пивным алкоголизмом у молодых людей: якобы именно под влиянием рекламы они начинают больше пить пива.
Другое дело, что по данным Всемирной организации здравоохранения потребление пива в РФ составляет всего 33,4 литра на душу населения в год. Это один из самых низких показателей среди развитых стран: в США пива пьют в три раза больше, в Великобритании этот показатель выше в 3,3 раза, в Австрии в 3,5 раза, а средний немец выпивает на 100 литров пива в год больше, чем средний русский.

Картина потребления пива в США и Европе, кстати, принципиально не меняется последние лет 40. И даже если под действием рекламы потребление пива в России удвоится или даже утроится, мы всего лишь достигнем уровня, скажем, Великобритании 1962 года. Пример последней страны показывает, что даже при потреблении пива в течение как минимум 40 лет на уровне 100 литров в год на человека тотального алкоголизма не наблюдается. Таким образом, пиво не несет угрозы британскому обществу, во всяком случае, никто эту угрозу не видит и запрещать рекламу пива не собирается. Как все могли видеть в минувший вторник, на майках футбольной команды «Глазго Рейнджерс» написано Carling (марка пива).

Так что дело не в пиве.

Российские законодатели смогли разглядеть в пиве угрозу задолго до того, как ситуация стала хотя бы близко похожей на британскую, потому что у них куда более серьезная мотивация.

Ведь это раньше процедура принятия, скажем, бюджета Государственной думой была сопряжена с большим торгом. Сейчас приходится голосовать за то, что пришлют из Минфина. И такая же ситуация с большинством законопроектов, выходящих из правительства. Так что приходится самим проявлять инициативу, создавая привлекательные для финансирования проекты.

Уже принятый законопроект об ограничении пивной рекламы и готовящийся — об ограничении мобильной — имеет вполне очевидную цель. Располагая на руках подобными законопроектами (в случае с пивом так уже и без 5 минут законом) можно прекрасным образом добиваться уступок от пиво- и сотовых компаний, главным образом в виде увеличения расходов на government relations.

На то что пивным компаниям еще не поздно все исправить, даже не намекнул, а, практически, прямым текстом указал Сергей Миронов — он сообщил, что Совет федерации, одобрив законопроект о запрещении рекламы пива, еще вернется к нему с тем, чтобы как минимум внести поправки. Над содержанием этих поправок и предстоит, очевидно, совместно поработать представителям Федерального собрания и пивоваренных компаний. Идеи наши — бензин ваш.

Платить заинтересованным в рекламе пива, судя по всему, придется. Принятый законопроект запрещает продвигать напиток, используя образы людей и животных. Фактически он убивает целый ряд хорошо раскрученных брэндов. Если еще можно как-то избавиться от пивовара Ивана Таранова, но как могут не ассоциироваться с людьми и животными «Тинькоф», «Солодов», «Толстяк», «Сокол» и «Три медведя»?

Судя по всему, следующие на очереди — сотовые операторы. Но вред от мобильных телефонов пока научно не доказан, так что единственная карта «единороссов» — это эстетические пристрастия и врожденная и такая полезная непонятливость их вице-спикера. Жаль, г-жа Слиска не рассказала о себе больше: все ли ей понятно в рекламе автомобилей, прокладок, дезодорантов и шампуней?

Впрочем, надо признать, претензии «единороссов» к рекламщикам не столь уж беспочвенны. Один из главных моторов «пивного законопроекта» — глава московского отделения «Единой России» Владимир Мединский — до перехода на партийную работу служил генералом в налоговой полиции, куда, в свою очередь, пришел из рекламного бизнеса. Так что все входы и выходы знает и являет собой, так сказать, живую связь бизнеса и партии. С другой стороны, в результате бюджетной реформы, принятой, разумеется, благодаря «единоросскому» большинству, в Москве, к примеру, с 2005 года отменен местный налог на рекламу. Столичный бюджет недосчитается 5 млрд рублей ежегодно, которые, очевидно, останутся в карманах рекламодателей, прежде всего крупнейших. Делиться надо.