Прокуроры победили инфляцию

Макроэкономические показатели России столь хороши, что Кремль может себе позволить вести себя как слон в посудной лавке.

«Инфляция в России по итогам 2004 года может уложиться в 10%», — заявил в минувший вторник руководитель экспертного управления президента Аркадий Дворкович. Если прогноз Дворковича оправдается, правительству вновь, как и год назад, удастся удержать инфляцию в заданных бюджетом рамках.

Обуздание инфляции в этом году выглядит более неожиданно, поскольку не было ни одного месяца, чтобы по крайней мере в одной из отраслей рост цен не принимал лавинообразный характер.

В январе достаточно солидно выросли цены на услуги ЖКХ — плюс 9,6%. Однако этой отрасли было далеко до лидера — в газовой промышленности цены просто рванули вверх, увеличившись на 58,9%. Аналогичные темпы роста уже весной демонстрировали цены в черной металлургии. Наконец, летом этого года пошел в рост бензин. И тем не менеe цены удалось удержать.

Влиятельная американская газета The Washington Post и тут нашла, впрочем, повод для критики российского премьер-министра. По мнению экспертов издания, премьер-министр России Михаил Фрадков отдает предпочтение плановым методам регулирования экономики, что оказывает негативное влияние на состояние рынка. Наращивание роли государства в экономике, командно-административные методы руководства страной приводят, по мнению издания, к тому, что российские бизнесмены все меньше и меньше доверяют власти. Ожидается, что по итогам 2004 года размер утечки капиталов втрое превысит подобный показатель за 2003 год, резюмирует The Washington Post.

Официальная российская статистика дает несколько иные цифры. По данным ЦБ, величина задолженности по своевременно не поступившей экспортной валютной и рублевой выручке и непогашенным импортным авансам возросла в первом полугодии на 18,5% — до $4 млрд, отток капитала по статье «Чистые ошибки и пропуски» увеличился в 2,8 раза — до $4,4 млрд. В целом, по оценкам Банка России, в первом полугодии 2004 года чистый вывоз капитала составил $5,5 млрд (в первом полугодии 2003 года чистый ввоз капитала равнялся $3,9 млрд).

Но, даже несмотря на некоторое расхождение с The Washington Post в цифрах, в качественной оценке процесса российский Центробанк солидарен с американской газетой.

«Такая динамика обусловлена оценкой, данной российским частным сектором инвестиционному климату и рискам в России в долгосрочной перспективе», — говорится в последнем информационно-аналитическом бюллетене «Россия: экономическое и финансовое положение», ежемесячно выпускаемoм ЦБ. «Инвесторы стали опасаться того, что в России может измениться политическая система, и приток капиталов начал снижаться», — дорасшифровывает мысль ЦБ The Washington Post.

Однако проблема, очевидная для денежных властей и сторонних наблюдателей, похоже, не слишком беспокоит политические власти. Во вторник, отвечая на вопрос журналистов относительно опасности оттока капитала из страны, начальник экспертного управления президента России Аркадий Дворкович отметил, что никаких экстренных мер не требуется и «никакого избыточного оттока капитала сейчас нет». Он признает, что отток капитала растет, однако полагает, что необходимости менять общую оценку макроэкономической ситуации в стране нет.

У оттока капитала, как и у почти любого процесса, помимо отрицательной есть и положительная сторона.

Дело в том, что растущий отток капитала позволяет свести почти на нет монетарную составляющую инфляции.

Значительную часть поступающей в страну валюты скупает Банк России, эмитируя новые, напечатанные рубли, которые, поступая в обращение, усиливают инфляционное давление на экономику. В 2003 году помимо экспортной выручки в экономику — и, соответственно, на биржу — поступал также и привлеченный частным сектором капитал. В 2004 году вектор изменился: вместо привлечения капитала в страну предприниматели начали его вывозить. Только за первое полугодие по сравнению с ситуацией годовалой давности экономика недосчиталась почти $9,5 млрд. С февраля этого года не растут или практически не растут золотовалютные резервы, значение которых колеблется в районе $84–88 млрд. В начале 2003 года они росли примерно на $3 млрд в месяц. Теперь Банк России не покупает доллары, и в экономику не попадают в огромных количествах новые рубли.

Соответственно, с февраля начали замедляться темпы прироста агрегата М2.

В результате за первые пять месяцев 2004 года рублевая денежная масса возросла на 9,8%, в то время как за аналогичный период предыдущего года она увеличилась на 15%.

Проблема стерилизации излишней денежной массы была характерна для российской экономики в течение как минимум последних четырех лет. В экономику поступало больше денег, чем она могла переваривать, что создавало угрозу ускорения инфляции. Решилась эта проблема в результате решительных действий силовиков в отношении ЮКОСа, все «лишние» деньги попросту вымыло из России. Вот такой неожиданный побочный эффект.