Догнать и перегнать Европу

Владимир Путин считает, что странам — членам единого экономического пространства — России, Украине, Белоруссии и Казахстану — в достаточно обозримом будущем по силам перешагнуть жизненный уровень среднестатистического европейца. На пресс-конференции по итогам саммита ЕЭП в Астане журналисты поинтересовались, каким лидеры «четверки» видят будущее своих стран лет через десять. В ответ Путин сказал: «Мы вполне сможем перешагнуть рубеж среднестатистического, скажем, европейского гражданина по уровню жизни в достаточно обозримом будущем».

Нельзя не вспомнить задачу догнать и перегнать Португалию по уровню ВВП, поставленную еще при первом сроке Владимира Путина. Как примерно месяц назад выяснило правительство, эта задача, несмотря на то что скептики считали ее практически невыполнимой, уже в общем решена. По словам Александра Жукова, в классификации Всемирного банка ВВП на душу населения по покупательной способности Россия уже в 2004-2005 году окажется в одной группе с такими странами, как Испания, Корея, Греция, Чехия, Венгрия или та же Португалия.

МВФ прогнозирует ВВП России на душу населения по паритету покупательной способности на уровне $9626 на конец 2004 года и $10 300 на конец 2005-го. Аналогичный португальский показатель составлял чуть более $10 000–10 720 по итогам 2002 года. Иными словами, хотя на среднего россиянина в номинальном выражении приходится все же меньше долларов, чем на португальца, купить на эти деньги в России и Португалии можно практически идентичный набор товаров и услуг.

Вероятно, это или примерно это имел в виду Владимир Путин, когда говорил о подтягивании до среднеевропейского уровня жизни соответствующего показателя в странах единого экономического пространства. При этом ясно, что в несравненно более богатой, нежели Белоруссия, Казахстан или Украина, России уровень жизни, очевидно, должен и вовсе превысить европейский показатель.

Если вычленить исключительно монетарные факторы, картина получается очень симпатичной. При объективно более высоких зарплатах в Европе там и куда более высокие обязательные траты. Речь идет о налогах, социальном страховании, коммунальных платежах, выплатах по кредиту и т. п. Все, что после этого остается, обычно это около половины или меньше начисленных доходов, называется disposable income.

В России расходы по социальному страхованию возложены на работодателя, подоходный налог (13%) низкий, коммунальные платежи по сравнению с Европой копеечные. Наконец, в результате «грабительской приватизации» большинство россиян владеют квартирами, в которых живут без всяких обременений и, соответственно, не платят проценты по ипотечному кредиту.

По свидетельству главы рейтингового агентства Rusrating Ричард Хейнсворта, существуют расчеты, из которых следует, что disposable income россиянина (он практически равен начисленной ему зарплате) уже сегодня сопоставим с аналогичным показателем в Швеции.

Косвенных подтверждений этому масса: скажем, традиционное лидерство Москвы в рейтинге самых дорогих городов мира. Или, например, продолжающийся уже минимум два года бум на рынке потребительского кредитования. При выдаче таких кредитов банкиры ориентируются главным образом на disposable income, который у россиян оказался достаточно высок, чтобы эти кредиты рекламировались по телевидению, а на рынок выходили такие гиганты, как BNP Paribas или General Electric Consumer Finance.

Говоря о повышении уровня жизни до европейских стандартов, Владимир Путин отметил, что «в России есть для этого все: и природные ресурсы, и интеллектуальные возможности». Отметим, что запасы углеводородов, добыча которых приносит России столь весомые дивиденды, что в западной, что в восточной России были открыты при Советском Союзе. Интеллектуальному потенциалу страна обязана также советской системе образования. Наконец, тому факту, что в России сформировался уникальный по мировым меркам класс собственников, страна обязана ельцинским реформам. Хотя в результате приватизации граждане РФ и не получили обещанных двух «Волг» на ваучер, практически все, за достаточно редкими исключениями, желающие смогли стать собственниками недвижимости. С деньгами у россиян сегодня тоже все не так плохо благодаря текущей конъюнктуре сырьевых цен.

Другое дело, что при оценке качества жизни, как правило, только лишь монетарными показателями не ограничиваются. Существуют признанные мировые методики определения этого уровня, включающие в себя оценку целого комплекса показателей, определяющих качество жизни. В их числе, к примеру, продолжительность жизни, качество медицинского обслуживания и работы правоохранительных органов.

И в общем, если включить эти факторы, то совершенно не видно, как при жизни нынешнего поколения можно было ликвидировать громадный разрыв, существующий сегодня между Россией и Европой в перечисленных выше сферах жизни.

От нынешнего президента требуется проведение решительных реформ как в экономике, так и в социальной сфере. Такова логика развития страны, одной ногой шагнувшей в XXI век, а другой увязшей в 60-х годах прошлого века; речь идет и о медицине, и о милиции, и о транспортной инфраструктуре. Дождемся ли мы их проведения, большой вопрос. Скорее всего, нет. И в этом смысле оптимистическое заявление Путина в Астане вдруг приобретает другой смысл. Складывается впечатление, что, по мнению президента, при ценах на нефть $28 за баррель все в России само собой обустроится к лучшему. Природные ресурсы сами собой втащат Россию в Европу.