Против кого дружат биржи

Амбициям российских финансовых институтов необходима законодательная поддержка

Подписанное ММВБ соглашение о сотрудничестве с Гонконгской фондовой биржей стало плохой новостью. Но не для нас, а для европейских и азиатских торговых площадок. Более того, возможный полноценный российско-китайский альянс может сделать их (за исключением Лондона) второстепенными финансовыми центрами, похоронив все глобальные амбиции такого рода.

Для гонконгской биржи это соглашение, как считается, первый шаг на пути привлечения в Китай российских эмитентов, планирующих проведение IPO. Ими, конечно, не может пренебрегать ни одна мировая биржа: по итогам 2006 года россияне заняли третье место в мире по объему привлеченных средств.

Русское IPO в Гонконге вовсе не такой уж невероятный вариант. Ведущие мировые торговые площадки сделали, можно сказать, все для того, чтобы вытолкнуть эмитентов в Азию.

В 2002 году ужесточились требования к эмитентам в США, где власти теперь требуют от торгуемой компании большинства независимых директоров в совете директоров, что уже представляет определенную психологическую и не только проблему для многих владельцев компаний. Ведь, согласно уставу многих российских корпораций, совет директоров утверждает, например, все заметные сделки по слияниям/поглощениям — как доверить это право чужим, в общем-то, людям?

В значительной степени из-за ужесточения правил в США в 2002 году в Лондоне стартовала пятилетка российских размещений.

Относительно мягкие требования к эмитентам, достаточно высокая концентрация капитала плюс географическая и культурная близость не оставили конкурентов у британской столицы.

Однако в 2007 году правила ужесточились и там — как результат, волна русских IPO в Лондоне если и не схлынула, то, во всяком случае, оказалась не настолько полноводной, как ожидалось.

Возможности гонконгской площадки — пятой, между прочим, фондовой биржи в мире в мире по оборотам в 2006 году — в таких обстоятельствах более чем кстати. Тем более что, по уверениям самих китайцев, Гонконг едва ли не вдвое дешевле для эмитентов, чем Лондон. Для ММВБ сотрудничество с китайцами — возможность привлечь азиатских инвесторов, чья доля на российском рынке пока не превышает 1%. Россияне и китайцы уже являются едва ли не самой серьезной угрозой для их европейских конкурентов. По оценке председателя группы международных операций «Ренессанс Капитала» Криса Бакстера, в перспективе до 2017 года Москва даже при нынешнем уровне притока капитала и инвестиционной активности неизбежно превратится в третий после Нью-Йорка и Лондона финансовый центр мира, обогнав большинство европейских финансовых центров. Его оценку разделяют представители и других российских инвестиционных домов. Ни Франкфурт, ни тем более Париж, ни даже Токио не смогут остановить победной поступи Москвы. Единственный конкурент России в борьбе за место в мировой тройке финансовых центров — как раз Китай.

И развивая сотрудничество с Гонконгской биржей, россиянам ни на секунду нельзя забывать о глобальной конкуренции. Такая забывчивость может стоить дорогого.

Казахстан уже попал в китайскую орбиту влияния. Следующий ход в глобальной игре будет сделан на Украине, где, очевидно, также в скором времени грядет бум размещений. Пока фаворитом украинских эмитентов являются Варшава или Вена. Конечно, ни Варшава, ни Вена не конкурент Москве, но без распространения своего влияния по крайней мере на сопредельные регионы амбиции глобального уровня останутся, конечно, нереализованными. Между тем, Москву украинцы даже не рассматривают: дело в том, что свободно обращаться в России могут только бумаги компаний, зарегистрированных на территории РФ. Российские финансовые институты и биржи могут бесконечно наращивать мощь, однако без законодательной поддержки глобальные амбиции будут, несомненно, не реализованы. Глобальные амбиции потребуют не только новых партнеров, но и новых законов.