Это не реформируется

Редкость: давние спекуляции журналистов получили документальное подтверждение. Доказательства аффилированности министра связи Леонида Реймана и сотового оператора «Мегафон» получены судом. Хотя, естественно, и не российским.

По сообщению британской Financial Times, в письменных показаниях, данных под присягой, адвокат Джеффри Галмонд подтвердил, что российский министр связи Леонид Рейман являлся основным бенефециаром Fiduciare Commerce Trust (FCT), организации, косвенно контролировавшей петербургский холдинг «Телекоминвест», одним из активов которого является «Мегафон». С 1997 года, пишет Галмонд, FCT принадлежали акции First National Holding — организации, которая владеет контрольным пакетом «Телекоминвеста». В декабре 2001 года траст Реймана обменял свой пакет в FHN на долю в компании ComTel Eastern. Последняя сделка, впрочем, ничего принципиально не изменила: ранее Financial Times уже сообщала, что Comtel Eastern является 100%-ным собственником First National Holding.

Иными словами, и после декабря 2001 года Леонид Рейман должен был оставаться одним из совладельцев «Телекоминвеста». FT цитирует Галмонда, который утверждает, что министр связи не давал никаких распоряжений относительно своих долей — соответственно, можно обоснованно предположить, что министр и по сей день остается одним из бенефициаров петербургского холдинга.

Строго говоря, показания юриста Джеффри Галмонда раскрыли секрет Полишинеля. Российские связисты и без того подозревали «Телекоминвест» и собственного министра в аффилированности. Наличие связи между Рейманом и питерским холдингом считалось уже чем-то само собой разумеющимся, не было только доказательств. Несмотря на то, что сам Леонид Рейман эту связь постоянно публично отрицал, утверждая, что он никогда не владел и уж тем более не владеет долями ни в «Телекоминвесте», ни в «Мегафоне».

Само по себе наличие доли в одном из крупнейших игроков контролируемого рынка не является для российского министра чем-то необычным. Никто, например, конечно, не верил в то, что министр печати Михаил Лесин оторвался от проблем собственного холдинга, который во времена его министерства являлся фактическим монополистом продажи рекламы на подведомственном министру телевидении.

Другое дело, что ведомство Реймана получило известность прежде всего благодаря противостоянию с «Вымпелкомом». Конкурирующий с «Мегафоном» сотовый оператор в течение нескольких месяцев находился под прессингом Минсвязи и, в частности, под надуманным предлогом едва не лишился лицензии на оказание услуг в ключевом московском регионе.

Контекст этого противостояния даже шире чем просто конкуренция двух сотовых операторов. «Телекоминвест», чья связь с Рейманом получила доказательства, является крупнейшим негосударственным конкурентом консорциума «Альфа-телеком», чьим ключевым активом является доля в «Вымпелкоме». И «Телекоминвест», и «Альфа-телеком» являются крупнейшими игроками рынка альтернативной телефонии. Более того, эти две группы являются главными, судя по всему, претендентами на госпакет «Связьинвеста», продажа которого запланирована в предстоящем 2005 году (существует еще такой претендент как АФК «Система», однако у нее сегодня достаточно совместных проектов с «Телекоминвестом», чтобы предположить, что они не будут конкурировать на этом аукционе).

Возможно, под влиянием и этого предстоящего обстоятельства Владимир Путин решил воссоздать в ходе административной реформы министерство связи «под» Леонида Реймана. Собственно реформа эта была призвана снять «конфликты интересов» за счет разделения контрольных и распорядительных функций по разным ведомствам.

Действительно, нередко ведомство, управляющее государственной компанией, одновременно и устанавливало правила игры на том же самом рынке. Классическими примером такого рода считалось МПС, которое одновременно оперативно управляло крупнейшим государственным перевозчиком (ныне он выделен в ОАО «Российские железные дороги») и регулировало этот рынок.

Однако случай Леонида Реймана демонстрирует, что политической воли для реализации благородных целей реформы нет. Российские госструктуры остаются прежде всего важнейшим рычагом борьбы за собственность, ресурсы и место на рынке. Леонид Рейман прежде всего остается членом команды президента Путина. И это не реформируется.