Даешь народную геополитику!

Внешней политике России давно пора бы сосредоточиться не на бесконечном поиске своего места в многополярном мире, а на отстаивании интересов собственных граждан — сохранности отечественных инвестиций и свободе перемещения россиян по миру.

Для большинства граждан страны ее внешняя политика преимущественно является величиной чисто умозрительной. Известно, скажем, что у России с Италией прекрасные отношения, а Владимир Путин просто подружился с Сильвио Берлускони — хорошо, конечно, но дальше-то что? Ни вино, ни ботинки дешевле от этого не станут. Можно еще представить, как влияют на жизнь россиянина отношения нашей страны с США. Но и это довольно непросто: раньше от этих отношений зависели транши МВФ, от которых зависел курс доллара. Теперь транши не нужны, и курс от них не зависит, так что и тут приходится что-то придумывать.

Есть, однако, ситуации, когда и придумывать ничего не надо. Дело в том, что многие экономически активные россияне обзавелись собственностью за рубежом. Соответственно, все кульбиты двусторонних отношений Российской Федерации с этой державой непосредственно сказываются на таких инвесторах: им либо ограничивают доступ к своему имуществу, либо и того хуже.

К сожалению, с лидерами государств, принимающих отечественные инвестиции, лидер России почему-то предпочитает ссориться.

В результате россияне уже потеряли недвижимость в Молдавии, когда парламент этой страны отменил проведенную на левом берегу Днестра масштабную приватизацию. А геополитический конфликт с Михаилом Саакашвили привел к тому, что под угрозой оказалась собственность граждан России на недвижимость в Абхазии и Аджарии. «Сделки с недвижимостью, заключенные в Абхазии до восстановления территориальной целостности Грузии, могут быть признаны недействительными», — заявила в ноябре спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе.

Масштабная агитация за Януковича, которую всю осень ведут на Украине российские официальные лица, также чревата проблемами для граждан их страны. Российские физические и юридические лица могут потерять недвижимость в Крыму. Между тем, по разным оценкам, от 50 до 80% покупателей крымской недвижимости — россияне, практически полностью застроившие, к примеру, Коктебель. Три четверти инвестиций, вложенных в развитие туристических проектов, также имеют российское происхождение, и фактически все новые проекты, начатые в последние годы на Южном берегу, реализуются отечественными финансовыми или промышленными группами.

С лета на рынке недвижимости Крыма практически не заключается сделок, и местные риэлтеры объясняют это тем, что русские сейчас боятся что-либо покупать из-за непредсказуемости политической ситуации.

Конечно, в случае победы Януковича эти инвестиции будут гарантированы. Но ведь может победить и Ющенко.

При любом раскладе грубая национализация, скажем, крымской недвижимости маловероятна. Однако ведь есть и более тонкие инструменты: налоговые претензии, например, столь любимые г-ном Путиным во внутрироссийских разборках. Хорошие отношения с Киевом жизненно важны для покупателя крымской недвижимости. На полуострове достаточно местной специфики — национальной, криминальной и политической, чтобы создать проблемы кому угодно, при этом сохранив лицо.

Россияне, владеющие собственностью в Крыму, наверное, были бы рады увидеть Владимира Путина рядом как с Виктором Януковичем, так и с Виктором Ющенко, тем более что ни один из них не против. Тогда можно было бы, конечно, успокоиться. Однако есть какие-то резоны, по которым Путин позирует только вместе с Януковичем, и вот приходится волноваться.

У граждан России, которые приобрели недвижимость в Европе, иные проблемы. Им, конечно, нет смысла беспокоиться о сохранности активов: право собственности в ЕС безусловно неприкосновенно. Другое дело, что физический доступ к этим активам весьма затруднен. Россия вот уже несколько лет ведет переговоры с Евросоюзом о смягчении визового режима, однако переговорам этим не видно конца. Между тем разногласия между сторонами далеко не смертельны — никто не требует от России немедленно повысить уровень жизни граждан до среднеевропейского или обустроить границу с Казахстаном. Все упирается в деньги, причем не такие уж и большие.

Главное, что Европейский союз в рамках переговоров об упрощении визового режима требует от России, — это подписание договора о реадмиссии.

Иными словами, Россия должна принять на себя расходы по репатриации нелегальных эмигрантов, попавших в ЕС с российской территории. Проще говоря, оплатить вывоз узбеков. Сложно оценить, конечно, в какую сумму для бюджета выльются эти расходы. Однако есть сомнения в том, что кто-то даже и проводил эту оценку: не платить за вывоз граждан других стран — принципиальная позиция России. Вероятно, столь же серьезные резоны были у России, когда она ссорилась с Молдавией и когда сейчас ссорится с Грузией. Когда поддерживает на выборах одного из кандидатов на Украине. Оплачивают эту принципиальность, как водится, граждане.