Студенческая вместо контрактной

Переход на контрактную систему не является для Минобороны и правительства значимым проектом. И сокращение срока службы в 2008 года до одного года, вероятно, будет стоить отсрочки будущим студентам и ликвидации военных кафедр в вузах.

«Никто студентов забривать в армию не собирается», — успокоил общество Сергей Иванов в среду после выступления в Думе. Вместе с тем он отметил, что «такое количество отсрочек, какое существует сегодня, ни в какие ворота не лезет». По словам министра, у его ведомства нет «готовых рецептов», связанных с порядком призыва граждан на военную службу после того, как ее срок будет сокращен с двух до одного года, то есть к 2008 году.

Еще три недели назад таковые рецепты у Иванова имелись. Министр обороны предлагал радикально сократить число отсрочек от службы в армии, лишив ее, в частности, студентов вузов.

Нельзя сказать, что россияне поддержали эту инициативу. Вскоре после Нового года появились данные опроса, проведенного Аналитическим центром Юрия Левады: лишь 34% россиян поддержали министра. 59% граждан страны высказались категорически против отмены отсрочек. Наиболее активная часть из этих 59% — солдатские матери — за праздники успели даже начать подготовку к сбору подписей о проведении референдума по вопросу отмены отсрочек, на который заодно был бы вынесен вопрос о создании в России профессиональной армии, к созданию которой страна, смею утверждать, практически готова.

Принцип набора в армию и так мало отличается от добровольного. По словам Сергея Иванова, сегодня служит лишь 9,5% от тех, кто по возрасту должен призываться на службу. Существующие два с половиной десятка отсрочек дают возможность остальным выбрать подходящую и в армию не идти. Служит сегодня только тот, кто этого реально хочет, или, точнее, тот, кто не хочет не идти.

По большому счету от контрактной армии нынешнюю отличает только тот факт, что этим 9,5% не платят никаких денег.

Не платят, кстати говоря, вовсе не потому, что их нет. Просто переход на контракт не является приоритетом ни для правительства в целом, ни для Министерства обороны в частности. Финансирование федеральной целевой программы (ФЦП) по переходу «к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» просто смехотворно. По словам члена комитета Госдумы по обороне генерал-майор Николая Безбородова, в 2004 году на ФЦП было выделено 9,6 млрд рублей. В 2005 году объем финансирования будет более чем удвоен и составит 19,7 млрд рублей. На закупку военной техники Минобороны получило в 15 раз больше — около 300 млрд рублей.

Приобретение новой техники, вероятно, действительно очень важное для обороноспособности страны дело. Однако вряд ли эта проблема важнее для общества, чем проблема призыва, в 15 раз. Тем более что решение одной из них — обновления техники — совершенно не должно отменять решение другой — призывной.

История с монетизацией льгот показала, что, когда властям надо, деньги находятся сразу и практически в любом количестве. В ответ на митинги пенсионеров Минфин сумел изыскать около 100 млрд рублей на ликвидацию последствий монетизации, а всего-то и надо было, чтобы под парой министров закачалось кресло. Поскольку по линии перехода на контрактный принцип ни под кем кресло не шатается, армия действует по старинке. В ответ на проблемы с комплектацией Минобороны пытается получить право загнать в армию силой как можно больше народу.

Но ведь есть и другой не менее эффективный способ — можно мотивировать людей служить.

Мотивировать не обещаниями построить квартиры через 15 лет, а наличными в количестве, достаточном для того, чтобы примерно для 10-15% молодых людей предложение Министерства обороны оказалось «конкурентным по деньгам».

Ссылки на то, что все граждане мужского пола должны пройти военное обучение (а вдруг завтра война!), представляются весьма неубедительными. Заранее приношу извинения за несерьезность источника, но мой приятель, отчисленный из военного училища за «отсутствие внутренней потребности в подчинении», утверждал, что средний срок жизни гранатометчика в условиях современного боя не превышает десяти минут. Я не уверен, что за год срочной службы из обычного призывника удастся подготовить хотя бы такого гранатометчика. Но самое главное, непонятно даже, зачем его готовить. Война в Ираке показала, что даже очень большому количеству федайинов с гранатометами вроде как нечего противопоставить современной, обученной и профессиональной армии.