Передатчики чужих кредитов

В национальной банковской системе зреет кризис востребованности – и правда, уже неясно, кому она такая нужна

Кризис ликвидности на мировых финансовых рынках поставил перед частными российскими банками непростой вопрос: чем сегодня определяется необходимость их существования. Ведь международные группы умеют делать все то же самое гораздо эффективней, а для обслуживания государственных интересов есть система госбанков.

Кризис банковской ликвидности уже нанес серьезный удар по ипотечному рынку. Российские банки, лишившись возможности перекредитоваться на Западе, вынуждены были сокращать свои ипотечные программы. Теперь кризис затронул и рынок потребительского кредитования. В третьем квартале этого года, сообщает «Коммерсантъ», банки резко замедлили выпуск платежных карт. По данным ЦБ, за три месяца их количество увеличилось всего на 4,5%, что в три раза меньше, чем во втором квартале. Банкиры объясняют снижение темпов сокращением программ выпуска кредитных карт, которые стали менее востребованными после повышения ставок по кредитам.

Проблема в том, что российские банки проигрывают своим иностранным конкурентам такой сегмент, как крупные корпоративные клиенты.

Российский «крупняк», превратившийся в транснациональные корпорации, предъявляет запрос на глобальное же сопровождение своего бизнеса, крупные кредиты и так далее. По большому счету, в России им могут помочь с этим только госбанки.

Частные банки в течение последних лет постепенно выталкивались в ритейл. Развитие ипотеки, программ потребкредитования и кредитования малого бизнеса было во многом вынужденной мерой: на традиционных для 90-х площадках – обслуживание крупных клиентов и органов власти, инвестбанкинг – растет доля госбанков и международных групп. Однако

кризис ликвидности показал, что бизнес российских банков в ритейле также не слишком устойчив. Он совершенно зависим от тех же международных групп, которые являются в том числе и кредиторами российской банковской системы.

Сокращение рефинансирования по ипотеке, рост ставок – следствие изменения политики глобальных игроков, противопоставить которому россиянам оказалось нечего.

Кажется, что для частных отечественных банков уже не остается ниши.

«Крупняк» отобрали, в ритейле, мягко говоря, проблемы. Возникает сразу несколько вполне естественных вопросов. Ради кого тогда Россия так упорно отстаивала долю в 50% отечественных банков на переговорах по вступлению в ВТО? Какой смысл в национальной банковской системе, если российские банки де факто тотально зависимы от международных групп?

Это всего лишь лишний посредник на пути от денег к потребителю кредитов.

В чем его роль? Создавать конкуренцию для того, чтобы западные игроки, выходя на рынок, снижали ставки (в Хорватии, к примеру, где такой конкуренции не было, международные группы, захватив рынок, не спешат снижать ставки)? Какой смысл в национальной банковской системе, если большинство акционеров российских банков спит и видит, как бы продать свой бизнес международной финансовой группе? И это, кстати, один из главных мотивов, побуждающих их заниматься муторным ритейлом, который, к тому же, по крайней мере, в этом году, не принесет сверхприбылей. Международными группами востребованы сети продажи, поэтому отечественные банкиры и строят их, не покладая рук (и не считая прибыли и убытки – продажа все окупит).

Нет смысла обвинять в чем-либо банкиров. Каждый занимается тем, чем умеет: банкир зарабатывает деньги, для чего строит филиальные сети. Если в настоящее время оптимальный бизнес-путь – наращивание филиальной сети с целью ее перепродать, значит, надо ее наращивать. Другое дело, что профессиональные госуправленцы, занимаясь своим делом (в частности, отстаивая на переговорах с ВТО 50% долю для отечественных банков), очевидно, тоже имели что-то в виду.

Складывается впечатление, что 50% доля, оставленная для отечественных банков, была выбита для семейства госбанков, а также аффилированных с крупнейшими корпорациями финансовых институтов.

Остальные, видимо, могут спокойно продаваться международным группам – властям до них дела нет.