Сужение черных дыр

Государство наращивает давление на участников внешнеэкономической деятельности, и до конца этого процесса еще далеко

Похоже, что одной из главных экономических тем 2006-го, а возможно, и следующего года станет внешняя торговля. Государство наращивает давление на участников внешнеэкономической деятельности, и мне кажется, что до конца этого процесса еще далеко.

Как прошлый, так и текущий год дали сразу несколько примеров задержания крупных партий совершенно различных грузов: крупной бытовой техники, одежды, мобильных телефонов, компьютерных компонентов и т. д. При этом одним арестом дело не ограничивалось. Акция устрашения использовалась для того, чтобы перестроить систему растаможки: ФТС требовала от производителей прислать прайс-листы, после чего таможенная очистка проходила уже по этим прайс-листам, а не по профилям риска. Что это дает бюджету — понятно: в профиле риска указана некая общая для данной категории товара цена, ниже которой он стоить не может. Скажем, условно $50 для микроволновой печи — и по этой цене «таможатся» все печи, пусть даже их реальная цена $800. Теперь для каждой партии у ФТС есть реальная цена.

Однако этого властям показалось мало — старания руководства таможни по достоинству оценены не были. Сначала ФТС была изъята «из-под» Германа Грефа и передана в прямое подчинение правительству. Затем и руководство таможни было сменено — Александра Жерихова сменил выходец из Рособоронэкспорта Андрей Бельянинов. Новый начальник сразу провел кадровую чистку, уволив часть замов и назначив на их место своих выдвиженцев. Первой инициативой нового руководства стало создание «красного коридора» — антипода коридора «зеленого». Режим наименьшего благоприятствования будет распространяться на компании, только начинающие внешнеторговую деятельность, — таким образом ФТС вносит вклад в борьбу с фирмами-однодневками.

Появилось и, в принципе, ожидаемое уголовное дело: вчера было предъявлено обвинение четырем сотрудникам таможни и — что, возможно, гораздо важнее — предпринимателю, занимавшемуся растаможкой. И без того запуганные арестами партий товаров, участники ВЭД теперь столкнулись с реальной перспективой арестов уже собственно сотрудников компаний и руководителей.

Зачистка собственно ФТС — это далеко еще не все меры, которые собираются предпринять в правительстве. Как сообщил вчера Герман Греф, агентство по управлению пунктами пропуска на границе может быть создано в IV квартале 2006 года. «Думаю, что в четвертом квартале это агентство должно быть создано и в 2007 году оно должно начать функционировать», — сказал министр. По словам Грефа, основные пункты пропуска на границе будут переданы на баланс нового агентства в течение I полугодия 2007 года.

В тот же день вице-премьер Сергей Иванов на заседании Морской коллегии высказался в том духе, что пункты пропуска и в портах тоже следует передать государству. Столь бурная активность чиновников разного ранга имеет причину. Изгнание частного капитала с таможенных пунктов началось после того, как в апреле этого года президент Владимир Путин выразил недовольство активным участием предпринимателей в обустройстве пунктов пропуска на государственной границе, что, в свою очередь, порождает коррупцию.

Мне кажется, что наступление на направлении внешней торговли продолжится и далее. Дело в том, что «дыра» на отечественной границе еще далеко не закрыта.

Если сопоставить данные об объеме импорта в Россию по отечественной статистике с цифрами, полученными от наших торговых партнеров, обнаружится немалая разница. По данным ФТС, в Россию было ввезено товаров на $98 млрд, по данным иностранных статорганов, в РФ было экспортировано товаров на $128 млрд.

Я в курсе методологических различий в учете товаров, пересекающих границу в России и ЕС, Китая, других стран. И мне кажется, что они не дают исчерпывающего объяснения того, почему разница в данных составляет $30 млрд.

Другое объяснение кажется мне куда правдоподобней. Первые признаки ужесточения таможенного режима появились еще в 2005 году: операции «Кинжал» и «Плазма» с тотальным досмотром всех грузов, прибывающих соответственно на Северо-Западную и Дальневосточную таможни (основные каналы поставки бытовой техники и электроники в Россию), первые аресты крупных партий товаров и т. д.

Так вот. В 2004 году расхождение в цифрах между российским данными об импорте товаров в РФ и «международными» составляло $37 млрд. В 2005-м, несмотря на рост импорта на 15% (данные торговых партнеров) — 30% (официальные данные), эта цифра «усохла» до $30 млрд.

Мне кажется, что наступление государства на участников ВЭД будет продолжаться до тех пор, пока эта цифра не снизится до размеров статистической погрешности.