Национальный подарок монополиям

Интересами реализации нацпроектов будет объясняться еще не одно парадоксальное решение властей в ближайшие полтора года

Полагаю, что интересами реализации нацпроектов будет объясняться еще не одно парадоксальное решение властей в ближайшие полтора года.

В минувший вторник Федеральная антимонопольная служба закрыла крупнейший в своей истории проект — дело «Евроцемента». Оно закончилось полным поражением службы: согласно заключенному ФАС и «Евроцемент» мировому соглашению, ни снижать цены, ни перечислять в бюджет всю незаконно полученную прибыль монополия не обязана — обошлось штрафом в $10 млн.

Об активной борьбе с монополиями на ближайшие два года можно забыть — по крайней мере, до тех пор, пока не утихнет шумиха вокруг нацпроектов.

Об эффективности чиновника косвенно можно судить по месту его работы после отставки. Скажем, министр юстиции — отлично. Полпред — хорошо. Посол на Украине — удовлетворительно. Выбыл с госслужбы — не очень хороший знак.

Впрочем, эффективный управленец найдет себя и вне вертикали власти. Например, Борис Федоров, развивший бурную активность и на посту министра финансов, и во главе налогового ведомства, «на гражданке» создал UFG и продал ее Deutshe Bank. Аналогичный пример: экс-министр топлива и энергетики Сергей Генералов и его многопрофильный холдинг «Промышленные инвесторы». Экс-министр транспорта Сергей Франк, покинув госслужбу, занял высший исполнительный пост в FESCO (одна из крупнейших транспортных компаний России) и до сих пор является одной из самых влиятельных фигур в российском бизнесе морских перевозок. Экс-глава администрации президента Анатолий Чубайс является бессменным руководителем РАО «ЕЭС».

Такова судьба эффективных чиновников. Судьба неэффективных — быть задвинутым на незаметную пенсионную должность. Я к тому, что первый — при Путине — глава антимонольного ведомства Илья Южанов после отставки покинул госслужбу и в бизнесе тоже никак себя не проявил. Он трудится председателем совета директоров Номос-банка — не исполнительная должность в не самом крупном банке, которую он, строго говоря, мог получить от своих питерских друзей и не переезжая работать в Москву.

По большому счету никак не проявил себя этот управленец и на посту министра антимонопольной деятельности, и его отставка стала одним из самых логичных кадровых решений при Путине.

От занявшего его пост Игоря Артемьева многого ждали: Федеральная антимонопольная служба могла стать мегарегулятором на товарных рынках — подобно тому как ФСФР потихоньку становится мегарегулятором рынков финансовых.

Поначалу Артемьев оправдывал эти авансы, бодро взявшись за дело. Ведомство стало работать над целым рядом законопроектов, расширяющих свои полномочия, и, не дожидаясь ни их принятия, ни даже одобрения правительством, начало борьбу с монополиями. «Евроцементу» было предписано снизить цены на 40% и перечислить в бюджет в качестве штрафа всю незаконно полученную прибыль (сверхдоходы, полученные от повышения цен). Кроме того, вслед за этим предписанием ФАС представило методику расчета штрафов, из которой следовало, что их размер будет и впредь исчисляться миллионами и десятками миллионов долларов. Монополиям было впору забеспокоиться.

Однако «Евроцементу» удалось оспорить предписание ФАС в суде, и, что неожиданно, не без успеха. Впрочем, это была, понятно, лишь тактическая победа. Окончательная была оформлена в минувший вторник. ФАС пошел на мировую с «Евроцементом»: по соглашению, монополия не обязана снижать цены, а размер штрафа снижен в 7 раз. В принципе, после этого говорить о реальной борьбе с монополиями не приходится.

Похоже, что ФАС возвращается на проторенную Ильей Южановым колею, когда единственной сферой активности ведомства был просмотр рекламных роликов на предмет нарушений со стороны пивных компаний.

Судя по всему, закрыть вопрос о ФАС цементной монополии удалось благодаря удачно выбранной стратегии. «Евроцемент» активно продвигал прогноз, согласно которому в центральном регионе России через несколько лет должен был возникнуть дефицит цемента. По оценкам экспертов компании, для того, чтобы избежать нехватки этого строительного материала, необходимо было уже сейчас начинать строить новые цементные заводы, на что «Евроцемент» готов потратить 10 млрд рублей (если, конечно, его освободят от претензий ФАС).

Понятно, что в обычных условиях на этот прогноз не обратили бы особого внимания — в конце концов, «Евроцемент» не единственная компания, способная строить цементные заводы в московском регионе. Мало того, что они имеются у многих строительных компаний (уже столкнувшихся с проблемой дефицита цемента). На этот рынок активно выходят как иностранные игроки, так и отечественные олигархи — например, Олег Дерипаска.

Но условия стали необычными после того, как власти запустили национальные проекты.

В результате предрекаемый «Евроцементом» дефицит строительного материала перестал быть проблемой строителей, но приобрел федеральную значимость: ведь из-за нехватки цемента могут снизиться темпы строительства жилья, и реализация нацпроекта «Доступное жилье» окажется под вопросом.

Нацпроекты, ясное дело, оказались гораздо важнее, чем борьба с монополиями. В результате, дело «Евроцемента» закрыли, а стратегия, избранная цементной монополией, несомненно, окажется востребованной еще не раз.