Мобильная педофилия

С детским порно, как мне кажется, есть более эффективный способ борьбы

Компания comnews research составила рейтинг наиболее посещаемых wap-сайтов. Как и следовало ожидать, самыми популярными оказалась эротико-порнографические — первые пять позиций и 12 в топ-20.

До 11 из этих 12 ресурсов мне, по большому счету, нет никакого дела. Дженна Джеймисон, Сильвия Сайнт и даже Елена Беркова, равно как и все прочие порнозвезды, выглядят вполне довольными жизнью и собой, или, если угодно, своим местом в этой жизни. А раз они не беспокоятся, то чего уж мне переживать.

Меня несколько беспокоит популярность сайта «Малолетки», занимающего 15-е место рейтинга. Насколько я понимаю, только в случае большой удачи контент для таких ресурсов изготовляется при участии крепких и совершеннолетних профессионалок. А так моделями выступают несовершеннолетние, а то и попросту дети.

И вот, насколько я понимаю, в последние годы у нас как бы началась борьба с упадком нравственности или что-то в этом духе. Власти различных регионов запрещали концерты группы «Ленинград» (потому что ругаются матом), законодатели ограничили рекламу и употребление пива (а то алкоголизм), в столице, наконец, запретили гей-парад (потому что ахтунг!).

Но группа «Ленинград» не сказала своей аудитории — костяк которой составляют офисные клерки — ни одного нового слова. В принципе, пивной алкоголизм — это, наверное, ужасно, но не лучше ли он, чем традиционный водочный, — по меньшей мере спорный вопрос. Наконец, если говорить о гомосексуализме, то минимум в 90% случаев в подобные отношения по собственному выбору вступают взрослые, совершеннолетние люди. В случае с детской порнографией пропорция, насколько я понимаю, другая.

И что-то ни у кого ни в Думе, ни в мэрии не возникает мыслей что-то предпринять для борьбы с детской порнографией, которая штурмует вершины интернет-чартов. Ясно, что закрывать сайт неэффективно — в течение 72 часов он переедет в Голландию или еще куда. И, как показал пример ресурса «Кавказ-центр», переезжать можно практически до бесконечности.

Однако с детским порно, как мне кажется, есть более эффективный способ борьбы.

Мобильный телефон в отличие от компьютера вещь именная.

В том смысле, что в контракте записаны номер и паспортные данные абонента или координаты компании, если корпоративный тариф.

И, на мой взгляд, страна должна знать своих героев: персональные данные посетителей подобного рода ресурсов вполне можно публиковать в открытых источниках.

Я лично знаю двух журналистов — да что там говорить, по меньшей мере пару изданий, — которые с головой уйдут в изучение таких списков в попытке найти знакомые номера, фамилии или, на худой конец, названия компаний. Да чего там: в любом офисе найдется пара таких энтузиастов, которые проверят, нет ли среди посетителей позорных ресурсов коллег или — что, конечно, будет «пробито» в первую очередь — ненавистных руководителей. И хочется верить, что обнародование информации об интересе к детскому порно, мягко говоря, не будет способствовать карьерному росту таких персонажей, независимо от того, являются ли они публичными фигурами или простыми офисными клерками.

Только такой закон, конечно, никогда не примут. И дело тут не в нарушении прав и свобод личности, или еще какой-нибудь фигне такого рода. Природа ханжества такова, что среди тех, кто запрещает рекламу пива, группу «Ленинград» и гей-парады, несомненно, окажется немало постоянных посетителей сайтов вроде «Малолеток».

Но, может, эта идея сгодится парням, которые торгуют на «Горбушке» всякими ворованными базами?

А что? «Мобильная педофилия в Федеральном собрании» — вполне себе ликвидный продукт.