Проскрипции Сердюкова

На уровне менеджеров среднего звена успешный опыт дела ЮКОСа растиражирован и возведен в систему

Наиболее успешные юристы и лояльные к предпринимателям судьи арбитражных судов рискуют попасть в «черные списки» ФНС и поиметь проблемы с Генпрокуратурой. В системе юридических и внеюридических новаций, апробированной в деле ЮКОСа, ведомство Анатолия Сердюкова нашло немало полезного и для своей практики и теперь вовсю использует этот передовой опыт.

В частности, Федеральная налоговая служба ведет и постоянно обновляет список юристов и консультантов, которым достаточно регулярно удается выигрывать налоговые споры. Этот список постоянно обновляется и рассылается в межрегиональные инспекции, где состоят на учете крупнейшие налогоплательщики.

Нужен этот список для того, чтобы в случае встречи с его фигурантом в суде юристы межрайонных инспекций исследовали материалы дела с особой тщательностью - во избежании фальсификации документов и тому подобное. В случае возникновения такого рода подозрений сотрудникам ФНС следует немедленно рапортовать в прокуратуру.

Идея такого рода списков возникла после дела ЮКОСа - хотя и оформилась много позже его завершения.

По версии налоговых органов, в ходе процесса вскрылись многочисленные факты подлогов: договоров, заключенных задним числом, приложений к соглашениям и так далее. Говорят, что по этим фактам не только возбудили уголовное дело (уже в отношении адвокатов), но и на некоторое время дали ему ход: в результате чего один из защитников ЮКОСа получил микроинсульт - перспектива получить увесистый срок «за компанию» была более чем реальна.

Вот эта модель, собственно, и берется за образец. Сотрудникам межрегиональных налоговых инспекций неофициально рекомендовано (официально это, конечно, предписать нельзя) использовать в ходе процессуального спора такой ресурс, как Генеральную прокуратуру - если возникнут какие-то сомнения, а они, как известно из практики, в ходе разбирательства по любому крупному делу возникают всегда.

Конечно, это указание распространяется только на фигурантов «черного списка». Однако, по информации источников газеты «Бизнес», в нем несколько десятков фамилий, надо полагать, лучших налоговых юристов страны - то есть в принципе тех людей, без которых сегодня не обходится ни один крупный налоговый спор. И, насколько я понимаю, теперь эти люди - подобно защитнику ЮКОСа — работают в некотором нервном напряжении: любая ошибка может закончиться Генпрокуратурой.

Этот в принципе неплохой рычаг силового давления на процессуальных оппонентов дополнен еще одним. Юристами ФНС, что характерно, не ограничилась.

Как говорят, в недрах налоговой службы ведется и реестр «неблагонадежных» судей. В него попадают те, кто слишком - по мнению аналитиков ФНС - часто выносит решения в пользу предпринимателей.

Здесь схема с Генпрокуратурой не годится, поэтому придуман другой ход. Как утверждают частнопрактикующие юристы, налоговики обращаются в коллегию судей с запросом об оценке действий коллег, принимающих решения не в пользу бюджета. Коллегия может наложить на таких судей взыскание. И этот канал давления, пожалуй, даже более эффективен.

Конечно, неплохо, что налоговая ведет систематическую работу по анализу выигранных и особенно проигранных дел - особенно с учетом того факта, что бюджету приходится возвращать порядка 80% собранного НДС, и эта цифра постоянно растет. Но сложно порадоваться тому, что мысль налоговиков движется не в направлении укрепления доказательной базы по собственно НДС (и другим налогам), а уголовно-процессуальном направлении: выиграл суд - садись в тюрьму.

И еще один момент. Вероятно, топ-менеджмент государства вполне искренне говорит о том, что дело ЮКОСа — частный случай, а не тенденция. И повторения этой истории в тех же масштабах не будет - во всяком случае, команды «сверху» не последует. В такой форме, возможно и не последует, но для того, чтобы говорить об отсутствии тенденции, надо как-то сделать вид, что сегодня не существует скандала с проектом «Сахалин-2».

В любом случае, на уровне менеджеров среднего звена успешный опыт дела ЮКОСа растиражирован и возведен в систему.

Вполне возможно, что не только налоговой, но и другими госструктурами. И как потом избавляться от этой системы, решительно непонятно. Вдруг в какой то момент Генпрокуратура полностью переключится на свои прямые функции - во всяком случае, сильно сократит свою работу в области подкрепления административного ресурса. А многие наши государственные структуры без этого работать почти разучились.