Право на сон

Общеизвестен закон природы, в соответствии с которым неприятности всегда идут косяком, а приятное происходит с большими интервалами. В этом смысле декабрь – один из самых показательных месяцев. Ужас что творится вокруг! Сам собою рухнул дом на улице Социалистической, взорвался узбекский самолет, по Калининградской области прошел ураган, по всем телеканалам показывают политрекламу и дебаты... Обостряются, переходят в массированную атаку хронические болезни, в окруженном Грозном отчаянные инсургенты закладывают химические мины, президента мучает простуда... Словом, кругом беда и нет отрады.
       Мы по обыкновению поносим свою климатическую зону, со скрытой гордостью заявляя, что нет и не может быть нигде погоды хуже, грязи глубже и политики отвратительней. При этом высокомерно забываем, что ураган пришел в нашу Восточную Пруссию из Британии и Скандинавии, что в Сиэтле и Лондоне безобразничают отморозки-анархисты, что у американцев не все ладится с марсианской экспедицией...
       Просто всюду декабрь. Пока люди отвлекаются, покупая рождественские подарки и готовясь встречать не то новое тысячелетие, не то просто нулевой год следующего века, природа и судьба бушуют, строя свои обычные зимние пакости. Никакая развитая и социально ориентированная рыночная экономика вместе с правовым государством и гражданским обществом не избавляют отдельного человека от зимнего авитаминоза и депрессии. Темнеет рано, светает поздно, в дневное время небо отдает оружейным металлом, а ночью редкие звезды сверкают, как глаза оголодавших хищников. Настроение соответствующее.
       А тут еще выборы!
       Впереди только две недели, чтобы отдать последний долг уходящей от нас Думе. Как говорится, родные и близкие, подходите прощаться. Мы все привыкли к этим людям, к их по-семейному очаровательным дракам, образной и выразительной речи, к их представлениям о законодательной работе и работе вообще, к их несравненным внешним данным, в конце концов!
       И вот теперь все кончается. Нам будет их не хватать.
       Одно утешает: как сказал поэт, «предназначенное расставанье обещает встречу впереди». Многие после девятнадцатого вернутся в охотнорядский наш парламент и на телеэкраны, в большую политику и не меньшую экономику. Но с кем-то придется расстаться всерьез – какова-то будет их судьба? Судьба их квартир, их помощников, и без того подверженных попаданию в серьезные разборки и ДТП на своих «крузерах» и «бимерах», судьба опекаемых ими коммерческих структур... Тревожно за них.
       И за себя тоже. Ослабленные нехваткой солнечных лучей, свежей зелени и объективной информации, нервно истощенные снегом с дождем, сильным, местами порывистым ветром и войной телеканалов – как-то мы проголосуем? Разумно или по обыкновению – от противного? Отдадим ли всю любовь, оставшуюся от любви к отечеству и всей России, пролетарской ретро-партии, или вдруг решим, что наше дело – правое, а сила – в единстве?
       Тяжело на душе. Как же пережить это трудное для страны время?
       Есть один способ... Правда, он не совсем удовлетворяет требованиям активной гражданской позиции, зато полезен для организма. К тому же и вращение Земли вокруг Солнца создает для него предпосылки. Я имею в виду длительность темного времени суток. Сама собой она подталкивает нас к естественному выбору в пользу продолжительного сна. Ранним вечером клонит в дрему еще до «Времени», утром так не хочется вставать, хотя уже наступило «Сегодня»... Ну так и не надо! Позвольте себе. Все то время, которое мы проводим во сне, мы пользуемся реальной политической свободой, мы не знаем о дурных новостях и не должны принимать опрометчивых решений. Крепкий сон – вот наш ответ декабрю!
       Встанем в воскресенье через две недели, проголосуем, как хорошо отдохнувшая совесть спросонок подскажет – и снова отдыхать... А там, глядишь, и день начнет прибавляться, и зима выйдет на финишную прямую.
       И настанет пора готовиться к президентским выборам – но летом все как-то легче переживается.