Все свободны, всем спасибо

Даже не верится!
       Неужели больше не будут лезть из телевизора эти неприятно знакомые лица, неужели с заборов и столбов нам не будут обещать счастье, неужели на какое-то время с нами перестанут общаться как с идиотами?
       Теперь Новый год, Рождество, милая, нормальная жизнь. Распихивание шампанского по холодильнику, формирование новогодних компаний, поиск подарков и изучение всяких дурацких календарей – какого животного год, в чем встречать... Конечно, пошлость и глупость, но какая отрада по сравнению с тем, что прошло. Все-таки мы совершенно не приучены к свободе. До сих пор вполне нормальную политическую жизнь – с выборами из нескольких вариантов, с предвыборной борьбой кандидатов и сопутствующим этому неизбежным взаимным кандидатским обливанием помоями – мы воспринимаем как нечто противоестественное. А естественным был тоскливый советский праздник с торжественным выходом по грязному снегу на избирательный участок, с нерушимым блоком коммунистов и беспартийных, с самодеятельностью и либерально глядящими на подвыпившего избирателя милиционерами... Отдал голос-то? Отдал, а как же! Ну, наливай...
       Жить в свободе вообще обременительно. А жить в свободе нам, когда свобода предоставлена всем, включая крайне несимпатичных соотечественников: депутатам и кандидатам в депутаты, бомжам и бандитам, политикам и нашим проклятым соседям, которые еще лифтом-то не научились пользоваться, не то что голосовать, – нет, это невозможно. Кого, спрашивается, выберет вот этот, в кожаной турецкой куртке с вырванным клоком, с тремя неровными зубами в немытом рту, сильно курящий «Приму лайт» и успевший к моменту голосования покончить с первой бутылкой «Завалинки»? Понятное дело, он выберет не тех, кого мы предсказывали. Из фауны ему исторически близок, конечно, медведь, а из флоры совершенно безразлично диетическое яблоко, но черт его знает, кому он в конце концов отдаст свой хриплый голос.
       А правое и левое он с детства путает.
       Хотелось, давно хотелось демократии – но для сограждан цивилизованных, политически и социально зрелых, приверженных общечеловеческим ценностям, законопослушных и трудолюбивых. Таких оказалось неожиданно много, но все равно маловато. Они погружены в Интернет и подъем отечественных наукоемких производств, и то, что они все же оторвались от этих увлекательных занятий для примитивной игры в крестики-нолики на избирательных бумажках, – уже чудо. Прочие же живут как им свойственно. Из благ либерализма выше всего ценят ночные ларьки, уверены, что при Сталине водка и колбаса вареная были еще доступнее, а потому голосуют неизменно за тех, кому верят. Верят же всего в несколько слов: «простой народ», «все воры» и «справедливость». «Справедливость» – наиболее важное слово.
       Справедливостью такой избиратель считает положение, при котором все, кроме него самого, получают по труду и строго наказываются за воровство. И есть такая партия, которая обещает именно такую жизнь. И есть рабочий Шандыбин – плоть от плоти избирателей. И есть певец Кобзон – за него вообще все.  
       Вот этот электорат единодушно проголосовал в минувшее воскресенье за новую законодательную власть, за возрождение страны, за эффективную экономику и так далее.
       Соответственно и получим.
       И совершенно нечего жаловаться. Потому что с самого начала мысль была глупая: мол, народ уже такой, как надо, а система плохая. Нет уж, народ и система едины, господа! Система вроде бы ничего? Да, каким-то чудом она возникла, случайно зацепилась за нашу неплодородную общественную почву. Потому и есть надежда, что постепенно народ к системе подтянется.
       Это самый главный итог избирательной кампании: народ нечаянно избрал демократию – теперь есть надежда, что демократия постепенно воспитает достойный ее народ.
       А пока у нас такие же выборы, как и все остальное: одно лицо с нами самими. И нечего их ругать.
       Можно только порадоваться, что до марта-апреля передышка. У личного состава – личное время: можно оправиться, совершить гигиенические процедуры, почитать или написать родным и близким что-нибудь хорошее. На носу зимние праздники, идет легкий снег, покрывая грязь на тротуарах, и настроение улучшается просто на глазах. Все же мы пережили очередное всенародное волеизъявление, и ничего не случилось. Постепенно уже начинаем привыкать...
       Глядишь, и летом все обойдется.