Главное – не признаваться

Это вам любой, кто имел дело со следователем, скажет. Потому что известно каждому уважающему себя пацану: чистосердечное признание облегчает наказание, но увеличивает срок.
       Лучше всех эту мудрость, как и все блатные мудрости и поговорки, усвоили наши публичные политики, включая лидеров фракций, кандидатов в президенты, вольных аналитиков и телеведущих. Они никогда не признают своих ошибок и, уж конечно, не раскаиваются в них публично, помня также, что «за базар ответишь». Их общая тактика состоит в том, что, как только  ошибочность позиции, утверждения или прогноза становится очевидной, немедленно обнародуется новая позиция, противоположная прежней, но столь же убедительная, и озабоченная общественность немедленно начинает бояться новых бед, забыв, что обещанных ранее не случилось. Упаси Боже политика и общественного деятеля сказать вслух или даже подумать: «Я был не прав. Назначенный мною на четверг конец света, вызванный происками олигархов и коррупционеров, не произошел. Простите меня, граждане, за испуг. Я больше не буду». Если он такое произнесет, ему конец. Не только не простят, а втопчут в родную землю, приговаривая: «Не уверен – не обещай. Мы тебя научим Родину любить, а не грозить ей бедами и окончательным распадом».
       Поэтому вот уже многие годы вся наша почтенная оппозиция сулит стране гибель и нисколько не смущается, что страна жива. У народа память девичья, он обманщиков только сильнее любит.
       А я злопамятен. В смысле — хорошо запоминаю зло, которое нам грозило, но не сделалось. Я ведь и сам много чего страшного напридумывал. И хотя кое-что действительно нагадал, но в весьма и весьма ослабленном, жидко разведенном виде. А потому все, что происходит, оцениваю обычно таким образом: хуже, чем хотелось бы, но лучше, чем могло быть. Очень рекомендую – помогает.
       Вот, помню, году в 88-м все очень ждали погромов. Как только май наступит, говорили друг другу интеллигентные люди – и лично, и через перестроечные газеты с журналами, так и начнется. Образовалась какая-то «Память», и они прямо по квартирам пойдут, а следом КГБ... Май прошел, настало лето... Год прошел, забыли это. Где та «Память»? И где наша память?
       Потом, припоминаю, Жириновского очень боялись. Особенно европейцы. То, что у них за ихнего Ле Пэна сначала 12, а потом 20% голосовали, – это ничего, им страшно не было. А наш В.В. (тот еще, не этот) им казался ну вылитый Гитлер. И прошли, как писали в романах, годы. Вот уже у них и Хайдер есть, и чего только не было за это время – немцы турецкие общаги жгли, американское FBI мочило сектантов в Вако, англичане со своими пакистанцами разбирались на личном уровне... А где наш Жирик? Приличный господин, мирный торговец, даже не кандидат в президенты. И китель алый, но сталинского покроя больше не надевает, и даже картуз редко...
       Что же, кто-нибудь из паникеров так прямо и признался: мол, дал маху я, перебдел, обошлось, больше не буду вам страшилки рассказывать? Ничего подобного. Принялись очередные ужасы предсказывать, пугать мирное население будущими преступлениями грабительского режима и грядущей катастрофой.
       Коммунисты специализируются на неизбежном коллапсе экономики, голоде и вымирании. В подтверждение они приводят цифры: население уменьшается ежеминутно на столько-то процентов, экономика падает каждый час на столько-то, потребление хлеба и хлебопродуктов доступно только приватизаторам, но если у них этот хлеб отобрать, то как раз получится по тысяче рублей на каждого и по три на учительницу с офицером. То, что при таких темпах за десятилетие преступной власти население (включая самого Зюганова) должно было бы полностью сойти на нет, а экономика — к отрицательным величинам, никого не смущает. Счет в каждую предвыборную кампанию идет по новой, результаты обнуляются. А чего стесняться, если никто старым не попрекает и снова верит?
       Демократические и либеральные оппозиционеры специализируются на гуманитарных аспектах. Вот, например, последняя война в Чечне. Сначала говорили, что после Терека нашим хана, потом, что в Грозном снова всех перебьют, после, что в горах федералам крышка... Со сладким ощущением своей будущей правоты: «Вот увидите, все умрут!» И что же? Война кончается, крышка в горах действительно наступает, но не федералам. Может, кто признал свое карканье дурацким и подлым, извинился перед военными и лично перед главнокомандующим? Как же! Теперь разве до извинений, теперь надо о наступающей партизанской войне предупреждать беспамятное население.
       Оно самое удивительное и есть, это население. С политиками и журналистами все понятно. Первые должны предрекать действующей власти всякие поражения — на том оппозиция стоит. Вторые профессионально обязаны сообщать дурные новости, поскольку, как известно, они продаются лучше хороших. Но обычные-то люди что слушают и куда смотрят? Почему никто не плюет в морду вруну, почему по-прежнему в несчастья и преступления верят охотнее, чем в добрую волю правителей и даже в только что купленные без всякой очереди хлеб с колбасой? Почему бабушка верит в то, что пенсии опять начнут задерживать, а в их повышение пока не верит? Почему про то, что невестка потеряла работу в НИИ, помнит, а про то, сколько получает сын-программист, перешедший из «ящика» в банк, забывает?
       И все пройдет и будет забыто.
       Так мы устроены – в плохое верится легче. Поэтому политики и аналитики, имиджмейкеры и политтехнологи правы: никогда не признавайте своих ошибок! И народ к вам потянется.