Все опять повторится сначала

Это такая стилистически сильная строчка была в словах одной из самых популярных среди патетических советских песен. «Я,— пел самый лихой еврей советского кино Марк Бернес,— люблю тебя, жизнь, и надеюсь, что это взаимно».
       Зря он надеялся. Жизнь не любила советского человека и постоянно колотила лбом обо все, что было создано самоотверженным трудом строителей коммунизма. Жизнь в конце концов победила, как она побеждает все. Она победила индустриализацию и коллективизацию, движение за коммунистический труд и бригадный подряд, поворот северных рек и перестройку социализма.
       Единственное, чего не смогла победить жизнь,– это твердой уверенности народа в том, что все опять повторится сначала и тогда будет хорошо. Эта уверенность, видимо, не воспитана коммунистической идеологией, а досталась населению исторически — вместе с необозримыми просторами неосвоенной земли между Европой и Азией, вместе с резко континентальным климатом, странной азбукой и отдельной религией.
       Разубедить народ, включая его руководящих представителей, невозможно.
       Теперь народ хочет гораздо более государственной экономики, потому что при ней ему, он уверен, будет лучше. Народ говорит об этом словами своего Геннадия Зюганова, который, приехав давеча на родину, в Орел, за все к слову Путина похвалил – за твердую власть, сопротивление распаду государства и тому подобное – и только за одно поругал немного — за экономическую политику: мало, то есть, и плохо государство регулирует экономику, и поэтому так живут простые люди. Простые люди аплодировали, не обращая внимания на то, что и сам критикуемый постоянно говорит то же самое и почти теми же словами: больше надо, товарищи, регулировать, больше, шире и глубже.
       Всеобщая уверенность, что все должно опять повториться сначала, но почему-то на этот раз удачно.
       Эта уверенность есть логическое следствие такой национальной особенности, как отсутствие памяти. Немцы уже больше полувека помнят, чем кончилось для них то, что они натворили с собой и пытались сделать с миром. Американцы третье столетие не забывают, что они уехали из Старого Света и освоили континент ради свободы. Японцы и итальянцы, англичане и французы учатся, как положено, на своих и даже на чужих ошибках. Мы выше этого – ошибок мы не помним, мы помним только старые песни и верим в них.
       Самое удивительное, что нормальную память даже напрягать не надо было бы: государственное регулирование экономики было при жизни практически всех, кто сейчас вышел из подросткового возраста. И только общенародной амнезией можно объяснить любовь к регулированию народного хозяйства народным же государством.
       Напоминать о прелестях проникновения государства в экономику почти неприлично, настолько все общеизвестно. Но удержаться трудно — по крайней мере, главные достижения так и лезут из прошлого, пихаясь и не соблюдая очередь... Итак, очередь: колбаса, сгущенка, гречка, апельсины, бананы, джинсы, дубленки, автомобили, телевизоры.
       Прочее оставим – мы не о роскоши.
       Усилим регулирование и выстроимся снова и немедленно в очередь за всем, что перечислено.
       И, заметьте, совершенно не за импортным, которого, конечно, вообще не будет, кроме как в валютках и распределителях. Нет, за своим, отечественного производителя, которого, говорят, мы совсем не поддерживаем. Гречка, которой не было вволю ни одного дня при регулировании, и сгущенка, достававшаяся только в заказах,– их импортных не бывает, их не едят нигде больше. Черт с ними, с джинсами, надоели уже, а дубленки — от дикого капитализма оставшиеся доносим. Но колбаса, символ и кумир! Вареная, полукопченая и сырокопченая, не обкомовская даже, а на уровне ЦК. Достававшаяся на 7 ноября, Новый год и 1 мая. Опять она переселится с прилавков в сны... И автомобилей «Волга», как раз только что сильно подорожавших ввиду большого спроса – а все отечественного производителя жалеем,– снова будут выделять два на год через профком, а на «Жигули» можно будет записаться вперед года на три... И телевизор «Рекорд» с японской трубкой, которым сейчас брезгуют даже пенсионеры, предпочитая наскрести те же деньги на LG, надо будет добывать, материально стимулируя продавца – работника предприятия образцового обслуживания...
       Всякий раз, как захожу в магазин, задумываюсь о бедной нашей экономике, несчастном отечественном производителе и всеблагом государственном регулировании. Чего надо регулировать, кого поднимать и зачем? Продукты, например, нормальные люди покупают уже только отечественные, а от немецких плюются. То есть то, что действительно делаем,— то получается неплохо. А что не получается? Оружием вроде на весь мир торгуем, несмотря на неопытность в коммерции торгующих генералов, все обсчитывающихся в свою пользу. Тоже наша специальность (оружие в смысле, а не торговля), вот и идет. Соотношение качества и цены отечественных автомобилей пересаживает все больше народа со старых немецких и японских колес на собственные... И алюминий наш вроде тоже не испортился, и никель, и нефть все та же, которую при Брежневе вывозили, чтобы было на что оказывать братскую помощь... И все идет себе и идет без регулирования.
       Хотя... Только что пришла одна мысль: может, под регулированием наш простодушный народ понимает совсем не то, что начальство? Начальство просто хочет всем распоряжаться, как раньше. А народ – чтобы воровали меньше. И думает, что тоже – как раньше.
       А слово и те и другие употребляют одно и красивое.
       И надеются, что под это заветное слово все опять повторится сначала и кончится хорошо.
       Полная потеря памяти.