Чего изволите?

Скандал, разыгравшийся в Кремле в первый день работы Всемирного газетного съезда, вне всякого сомнения, стал одним из главных событий минувшей недели.
Это, безусловно, запомнится надолго, а может быть, даже и в историю войдет: много ли вы назовете случаев, когда в присутствии многотысячной аудитории президент России Владимир Путин сидит и терпеливо слушает, как его критикуют? Критикуют не какой-нибудь одной, короткой политкорректной фразой, не обтекаемой дежурной формулировкой про «озабоченность» ситуацией со свободой прессы в России, а целой речью, с которой выступил президент Всемирной газетной ассоциации (WAN) Гевин О’Рейли.

В этой истории, как в капле воды, отразилась одна из основных проблем взаимоотношений России и Запала, точнее – нынешнего российского государства и западного общественного мнения, выразителями которого, безусловно, являются руководители иностранных СМИ, собиравшиеся в Москве. Они все время повторяют то, о чем в очередной раз сказал О’Рейли: «Сильная, свободная и независимая пресса является фундаментальной предпосылкой для устойчивого экономического, социального и политического процветания». А наши власть имущие делают вид, что с этим соглашаются, в реальной же жизни делают все, чтобы поставить прессу, и в первую очередь телевидение, под жесткий контроль.

То, как основные государственные и полугосударственные телеканалы: Первый, «Россия» и НТВ - освещали происходившее в Кремле, продемонстрировало это так ярко, что просто диву даешься.

На самом деле скандал состоял из трех частей.

В начале была чудовищно неловкая ситуация – президент Путин опоздал на церемонию открытия конгресса почти на два (!) часа.

Напомню: сначала почти час участников и гостей держали в фойе, потом томительную паузу заполнял оркестр Спивакова, потом, когда возникло ощущение, что еще от исполнения одного музыкального номера возникнет еще большая неловкость, маэстро решил спасать ситуацию по-другому и произнес довольно складную речь о моральных ценностях – учитывая, что это был полный экспромт. Потом решили изменить порядок пунктов в повестке дня и провести церемонию награждения иранского журналиста и бывшего политзаключенного Акбара Ганджи премией «Золотое перо свободы».

Наконец, ведущий церемонии генеральный директор WAN Тимоти Болдинг вынужден был прямо заявить, что все возможности тянуть время исчерпаны, а Путина все нет. Он, видимо, был раздражен настолько, что пошутил на грани фола: «Давайте послушаем пару частей «Спящей красавицы». Если бы сейчас было советское время, и президент умер, мы бы слушали «Лебединое озеро»».

Я повторяю все эти уже известные многим подробности первых двух часов работы Всемирного газетного съезда потому, чтобы можно было по достоинству оценить, как осветили эту ситуацию три главных канала страны. Мое когда-то родное НТВ выкрутилось «элегантно», дав в репортаже о начале форума только одну фразу: «Симфонический оркестр Владимира Сивакова запомнил образовавшуюся паузу перед появлением президента музыкой Чайковского». Что ж поделаешь, и сказать нельзя, и не сказать тоже нельзя – засмеют. Все-таки, есть еще последние остатки профессиональной гордости…

Зато два других канала себя подобными интеллигентскими мерихлюндиями не утруждали и решили проблему просто: не сказали обо всем ни слова.

И действительно, зачем расстраивать президента? И вообще, что за мелочи?! Подумаешь, опоздал к каким-то щелкоперам-газетчикам! Да наш президент, если угодно, британскую королеву заставил ждать – и ничего, войны с Англией не случилось!

Второй щекотливый момент касался акции, устроенной в зале Дворца съездов тремя нацболами, каким-то образом просочившимися туда. (Говорят – по липовым журналистским удостоверениям). Как только, наконец, появился президент, они развернули антипутинский плакат. Сотрудники ФСО мгновенно скрутили и выпроводили демонстрантов из зала, а каналы вынуждены были решать проблему: давать или не давать это в эфир? Может, они вообще слова бы не сказали, но нельзя: президент Путин среагировал на происшедшее, пошутил про то, что в зале, где коммунисты раньше проводили свои съезды, и на этот раз без большевиков не обошлось, и судя по всему, сам себе понравился. Когда Путину нравятся его собственные шутки – делать нечего, надо выдавать в эфир, а значит, что-то объяснять, отчего вдруг президент стал упражняться в остроумии.

Первый канал сказал, что нацболы стали разбрасывать листовки (про содержание – тсс! – ни слова!) и припечатал их словом «хулиганы». По версии «Вестей», нацболы «махали руками и кричали, мешали, в общем». НТВ признался, что лозунги были про отсутствие свободы слова. Внятно повторить вслух то, что было написано на плакате: «Путин – палач прессы!» — не осмелился ни один канал…

Но, конечно, самое интересное, как три канала рассказали о самом главном: я имею в виду выступление президента WAN Гевина О’Рейли. Полный текст его речи нетрудно найти в Интернете – каждый может лично убедиться, что он занимает примерно десять страниц машинописного текста. Больше половины его посвящено проблемам российских СМИ, их отношениям с государством, ситуацией со свободой слова в России.

Процитирую лишь самую жесткую критическую часть этой речи: «Почему российские медиа, а вместе с ними и здравомыслящие журналисты в других странах мира, ставят под сомнение, комментируют и, конечно, легитимно критикуют государство? Почему государство по-прежнему обвиняют в создании атмосферы осторожности и самоцензуры среди журналистов, испытывающих опасения за свое благополучие в случае, если они слишком заметно выделятся из общего строя?
Почему государство критикуют за отсутствие независимого национального телевидения, которое сегодня полностью находится под прямым или косвенным государственным контролем? Как можно в таких условиях утверждать, что объективность комментариев и анализа не пострадает?

В условиях, когда государство критикуют – мы считаем, обоснованно – за то, что влиятельные газеты приобретены финансовыми и промышленными группами, либо напрямую контролируемыми государством, либо лояльными к нему, что можно возразить на предположения, что олигархический контроль просто заменен на государственный? В условиях, когда государство обретает доминирование над ключевыми национальными медиа-компаниями, нужно ли считать приемлемым то, что аналогичные процессы захвата контроля над новостями происходят на региональном и локальном уровнях, возглавленные мэрами, губернаторами и влиятельными коммерческими структурами?»

Что из этого осталось в новостях трех каналов? По сути дела, ничего.
Первый канал дал одну фразу: «Значительную часть времени участники посвятили спорам о свободе слова в России». «Россия» была чуть многословнее: «По поводу степени демократичности российских СМИ собравшиеся дискутировали… Представители российских газет наличие проблемы свободы слова не отрицали…» В вольном пересказе был дан даже небольшой фрагмент из речи О’Рейли про то, что олигархический контроль над СМИ был заменен на государственный. Зато весьма подробно, в прямой речи, была приведена отповедь, которую Путин дал президенту WAN: «Господин О'Рейли сказал о растущем присутствии государства в СМИ. У меня есть информация по этому вопросу. Доля активов государства на рынке российской прессы неизменно сокращается. Это легко проверить… 53 тысячи периодических изданий сегодня издается в России. Даже при всем желании их невозможно проконтролировать, даже если бы такое желание у государства возникло».

Надо ли говорить, что авторы сюжета не посчитали нужным предоставить кому-нибудь из участников или гостей съезда возможность высказать альтернативное мнение по этому поводу. Скажем, очевидную мысль о том, что для осуществления политической цензуры вовсе не надо контролировать все 53 тысячи изданий – абсолютное их большинство составляют рекламные и развлекательные СМИ. Достаточно контролировать телевидение плюс некоторое, вполне поддающееся контролю в центре и на местах количество серьезных газет и журналов. Или, скажем, другую мысль, которая тоже лежит на поверхности: известно, что с точки зрения официальной статистики не то, что НТВ – Первый канал не считается государственным…

На НТВ, напротив, не стали подробно цитировать полемику Путина и О'Рейли, ограничившись констатацией факта, что президент России не во всем согласился с президентом WAN, что касается свободы СМИ в России. Зато НТВ процитировало совершенно революционную мысль министра культуры и информации Соколова о том, что надо бы само понятие свобода слова подкорректировать: «Хотелось бы, чтоб был изменен стереотип понятия свобода слова, потому что у нас действительно есть та традиция, которая еще не очень внятно воспринимается Западом, это свобода в образе жизни, а не свобода от определенных норм образа жизни. Тут надо уточнять философию поступка». - Как тут не вспомнить слова Жванецкого: «Может, в консерватории что-то подправить?»

Что касается философии поступка, то у телевизионщиков трех основных каналов, по-моему, уже ничего уточнять не надо. Философия простая: «Чего изволите?»