Молчание ягнят

На прошлой неделе я возвращался в Москву из-за границы, читал в самолете свежие английские и американские газеты — «Файнэншл Таймс», «Интернэшнл Геральд Трибюн», «Уолл-стрит Джорнэл». Везде на первых полосах, под крупными заголовками — история про «Сахалин-2», про наезд государства российского на западных инвесторов, осваивающих там крупнейшее месторождение природного газа.

Формально – за нарушения экологического свойства, фактически, как сходится во мнении большинство аналитиков, за то, что «Шелл» вдвое повысила оценку стоимости всех работ по разработке месторождения, а следовательно, и цену, которую должен заплатить «Газпром» за долю, которую он хочет заполучить в этом проекте.

Давно я не читал таких резких статей в солидной западной деловой прессе! Обычно она старается сохранять сдержанность, оставаться над схваткой, блюсти политкорректность. Но тут эмоции – через край. «Сахалинское бесстыдство» — так озаглавлен редакционный комментарий «Файнэншл Таймс».

«Повторение дела ЮКОСа?» — задается вопросом не менее влиятельный британский журнал «Экономист».

«Россия сама дала себе пощечину», — констатирует «Обсервер».

Приостановленный проект «Сахалин-2» оценивается в $20 млрд, в нем участвуют три мировых гиганта: англо-голландская компания Royal Dutch Shell, японские «Мицубиси» и «Мицуи». Рядом есть другой проект — месторождение «Сахалин-1», крупнейшим разработчиком которого является еще один мировой гигант — компания Exxon. Ей тоже грозит потеря лицензии. Российские власти намекают, что схожие неприятности может поиметь французская Тоtal, ведущая разработку Харьягинского месторождения в Заполярье. У совместной российско-британской TНК-ВР – проблемы с Ковыктинским газовым месторождением в Иркутской области.

Российские власти явно пытаются оказывать давление на иностранных инвесторов, чтобы заставить их поделиться, пересмотреть старые условия соглашений о разделе продукции (СРП) на новые, более выгодные. А тут еще президент Путин заявил в Париже, что в будущем, когда начнется эксплуатация богатейшего Штокмановского месторождения в Баренцевом море, Россия может направить добытый там газ не в США, как планировалось раньше, а в Западную Европу. Большинство экспертов расценили этот жест как политический, как попытку надавить на американцев, ужесточивших свою позицию по вступлению России в ВТО. И это после того как ему пришлось по телефону объясняться по поводу «Сахалина-2» с голландским премьером, а министру иностранных дел Лаврову – с министром иностранных дел Великобритании, после того как о своей озабоченности объявило правительство Японии, а потом и Белый дом.

Ощущение, что российские власти во главе с самим президентом просто наслаждаются возможностью лишний раз продемонстрировать силу Западу. Кстати, они, скорее всего, допускают стандартную ошибку, пытаясь играть на противоречиях между американцами и их союзниками в Европе, преувеличивают эти разногласия. Характерно, как вела себя на встрече в Париже с Путиным и Шираком канцлер ФРГ. Хотя она весьма заинтересована в том, чтобы в будущем газ со Штокмановского месторождения гарантированно поступал бы в Германию, но в своем выступлении недвусмысленно заявила, что взаимовыгодное сотрудничество между Россией и ЕС может начать осуществляться лишь тогда, когда партнеры станут «надежными».

Речь, по сути, идет о кризисе в отношениях с Западом в ключевой энергетической области, по масштабам сопоставимой с событиями начала года, когда Россия шокировала Европу, начав отключать газ Украине, а заодно и ее западным соседям. Каково же было мое изумление, когда, вернувшись в Москву, я сел смотреть субботние и воскресные итоговые программы ведущих телеканалов, а они этой темы не коснулись вовсе. Как будто бы ничего не произошло.

На мой вопрос, почему, скажем, далеко не самая худшая из этих программ – «Вести недели» — обошла молчанием скандал вокруг «Сахалина-2», знакомый мне сотрудник этой передачи промямлил что-то невнятное. Но потом я подумал: но ведь это молчание чертовски интересно!

Судите сами: программа могла разразиться гневной филиппикой в адрес алчных западных корпораций, которые безжалостно губят сахалинскую природу. Программа могла с равным успехом обрушиться с критикой на компанию Royal Dutch Shell или на Exxon за то, что они в последний момент пересмотрели стоимость освоения сахалинских газовых месторождений в сторону значительного увеличения, при этом, возможно, серьезно завысили цену.

Но «Вести недели» не стали делать ни того, ни другого. Почему? Не потому ли, что все это прозвучало бы откровенной пропагандой? Не потому ли, что и всерьез комментировать ситуацию вокруг «Сахалина-2» им было решительно невозможно? Ну не может же государственное телевидение констатировать, например, что все происшедшее сильно подрывает репутацию России как надежного партнера Запада. Что после истории с «Сахалином-2» очень трудно претендовать на роль гаранта международной энергетической безопасности. Что уговор дороже денег, а наши лидеры, забывая это золотое правило, выставляют себя далеко не в лучшем свете.

Видимо, потому, что произносить все это в программе государственного телеканала было решительно невозможно, а выступать в роли пропагандистов или разоблачителей происков антироссийских сил не хотелось еще больше, коллеги и выбрали фигуру умолчания. А может быть, я слишком хорошо о них думаю. Может, просто молчат с перепугу. Как ягнята, обреченные на заклание.

Когда-то, давным-давно, руководитель самого государственного из всех наших телеканалов Олег Добродеев, только начиная свою карьеру на посту председателя ВГТРК, пообещал в интервью «Известиям»: «В тот день, когда я не смогу передать в эфир принципиально важную информацию, я подам в отставку». Уже в который раз шеф ВГТРК в отставку не подал.

Впрочем, он ведь сказал: «Когда я не смогу». Но кто знает, что было в данном случае: не смог, не захотел или самоустранился? Согласитесь, это совершенно разные вещи.