Партия русского ответа

Лидер «великороссов» не скрывает, что словесное сопровождение создания партии, весьма умеренное для отмороженных националистов, – всего лишь ширма, используемая для обретения легальности.

Стерилизованный национализм партии со стерилизованным, чтобы не сказать карикатурным, названием «Великая Россия» пытается занять свое место в легальном предвыборном поле. Задача амбициозная — выйти из зоны акций прямого действия (преступления на почве расовой ненависти), интернетовского и уличного ультранационализма в зону системную, в сферу парламентской политики.

Это, что греха таить, соответствует электоральным ожиданиям. Большинство партий, рассчитывающих на мало-мальский успех, выбирают между двумя «дискурсами» — социалистическим и националистическим. Либо ты борешься за права трудящихся (точнее, социально ущемленных и совсем не обязательно работающих), либо эксплуатируешь ненависть к мигрантам, постимперский травматический синдром, животный бытовой национализм. Отчасти усилия социалистов и националистов, а также национал-социалистов микшируются верховной властью, которая и так много делает для того, чтобы на каждом шагу напоминать о непрерывно попираемой национальной гордости великороссов.Но партия власти, вынужденная собирать под своим «зонтом» всю риторику — от социалистической до ультраправой, не может делать слишком уж эмоционального акцента на национализме.

Поэтому у любой партии, системно подходящей к строительству предвыборной идеологии и стратегии выживания, есть шанс привести к избирательным урнам весьма озлобленный смешанный электорат — одновременно социально и национально ущемленный.

Опыт выборов 2003 года и успеха партии «Родина», напугавшего даже высшее начальство страны, тому убедительное доказательство.

Настроения с тех пор мало изменились. Во всяком случае, слоган «Россия для русских!» в течение последних нескольких лет поддерживается стабильно высоким числом респондентов. Прошлогодние исследования Левада-центра дают цифру в 52% — сумма тех, кто полностью поддерживает лозунг и его практическую реализацию, и тех, кто с симпатией отнесся бы к его осуществлению «в разумных пределах». Таких «разумников» в 2006 году было 40%, и надо ли после этого удивляться успешной реализации антигрузинской и антииммигрантской кампаний, прошедших на фоне отсутствия общественных протестов: что меньшинство может сделать с большинством, вместе с которым имеет привычку «ошибаться» наша власть?

40% милиционеров в 2005 году поддерживали этот становящийся хрестоматийным лозунг. Негативные эмоции у 67% стражей порядка вызывают выходцы с Кавказа, так что поддержка соответствующих органов обеспечена.

Не зря Дмитрий Рогозин, на всякий случай оставшийся в стороне от официальных структур «Великой России», когда-то любил повторять максиму «У России два союзника — армия и флот». Сюда же смело можно добавить и милицию.

На практике происходящее соответствующим образом отражается в криминальной статистике. По данным центра «Сова», с января по апрель текущего года совершено 200 нападений на ксенофобской почве — число преступлений выросло на треть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А из года в год рост подобного рода правонарушений далеко опережает рост ВВП, производительности труда и даже инфляции.

Ну и скажите: как после этого не взять и не создать партию — более или менее умеренную по форме (как того требует законодательство) и радикальную по содержанию? Как не поймать момент, как не попытаться соответствовать ожиданиям, готовым конвертироваться в голоса избирателей?

Лидер «великороссов» не скрывает, что словесное сопровождение создания партии, весьма умеренное для отмороженных националистов, — всего лишь ширма, используемая для обретения легальности. Создатели партии понимают, что в условиях, когда сдуваются проекты типа «Патриотов России», когда какие-нибудь евразийцы годятся разве что для уличных акций в поддержку политической линии Первого канала, у них есть шанс на настоящий, то есть электоральный успех. Несмотря на то что особого восторга у власти появление конкурента на националистическом поле вызвать не может, создатели «Великой России» к власти близки: Андрей Савельев все-таки заметный депутат Думы, а примкнувший к нему лидер ДПНИ Белов-Поткин поддерживается силовым лобби. Иначе как бы они «подняли» деньги на партию? Под какие гарантии политической окупаемости?

Задача «великороссов» — оставшись в националистическом мейнстриме, поддерживаемом властью, продемонстрировать отличие своего национал-патриотизма от национализма власти, ответить своим «русским проектом» на «Русский проект» начальства,

показать, что их страсть к тому, чтобы мочить инородцев, органическая, а не искусственная. Что их «Слава России!» — оттуда, от маньчжурских фашистов, а не просто фигура речи в выступлении начальственного лица. Что их уссурийский тигр не бумажный, в отличие от ономенклатурившегося медведя.

Возможно, «Великую Россию» ждет участь спойлера, а может быть, в ней избиратель распознает подлинную националистическую пассионарность. Если, конечно, саму партию не потушат административными методами до той поры, как она начнет зажигать сердца людей, озабоченных инородческим присутствием на родной земле.