Enron по-русски

Парадокс российского инвестиционного климата: репутация компании страдает, но именно это обстоятельство является ее конкурентным преимуществом в здешних бизнес-джунглях.

Это Россия, stupid. Если ты пришел в густой лес с лианами, павианами и гнусом — готовься к тому, чтобы жить по неписаным законам джунглей. Хочешь тут получать свою ренту — договаривайся с царем зверей, его пристяжными тарзанами, а также учись талантливо кататься на тарзанках: страшно, но здорово…

Именно такой урок из «казуса PWC» могут извлечь иностранные инвесторы, любящие иной раз отвлечься от скучных инвестиций в Китай и поиграть в русскую рулетку. Краткое содержание казуса, или, если угодно, бизнес-кейса: в результате торга с демонстрацией учебного материала без всякой там презентации в power point PriceWaterhouseCoopers будет работать в России, но за это он отказывается от собственных аудиторских заключений по отчетности ЮКОСа за девять (!) лет. То есть то, что составляло гордость клиентской базы российского PWC, что естественным образом использовалось в успешном маркетинге, оказывается, является самым большим профессиональным провалом. В чем представитель «большой четверки» и расписывается.

Впрочем, на его практике в России это едва ли скажется. Бизнес давно привык к правилам российских джунглей (то есть к игре без правил). И если в этих джунглях такие законы — о-кей, учтем в дальнейшей работе. А PWC, разменяв свою репутацию на разрешение работать на хлебном российском рынке, лишь привлекла дополнительных клиентов в логике «ну уж эти аудиторы теперь точно смогут работать в России и никогда в жизни не пойдут против воли властей». Надежней не бывает.

Парадокс российского инвестиционного климата: репутация компании страдает, но именно это обстоятельство является ее конкурентным преимуществом в здешних бизнес-джунглях.

Можно сколько угодно упражняться в определениях — шантаж аудиторов, вербовка аудиторов, торг с аудиторами. Все будет правдой. Но в циничном практическом смысле, единственном по-настоящему важном для инвесторов, это просто сигнал о том, что работать в России без учета мнения российской политической власти, правоохранительных и фискальных органов невозможно. Торг, шантаж, вербовка — это все поэзия в духе Яна Флеминга. А если просто спуститься на землю — это бизнес-кейс, иллюстрация для заканчивающего MBA, как надо работать в России. Или не надо…

В таком способе работы есть определенное удобство. Enron в чуждой нам во всех смыслах Америке погорел на пару со своим аудитором по имени Arthur Andersen. Но так ведь это в мире чистогана, где все делается по дурацким формальным правилам. А у нас зато есть возможность — на определенных условиях — эти правила обойти по схеме «наезд — откат». И этот самый откат необязательно должен быть вульгарно денежным. Он может быть вирутальным, исполненным высокого политического смысла. В иной терминологии он еще называется «сотрудничество со следствием».

Собственно, Enron по-русски — это и есть сотрудничество со следствием.

У каждого есть шанс выжить, если этот каждый с пониманием относится к требованиям и намекам властей. Если готов равноудаляться. Если готов откупаться. Если готов вовремя отойти. Если готов поступиться дурацкими принципами.

Все эти правила давно поняли российские олигархи: бизнес-кейс с Ходорковским — это аксиома, а не теорема, которую надо доказывать. Эти правила поняли крупные нефтяные компании Запада: что уж там апеллировать к полосам «мнений и комментариев» клевещущей на Россию мировой прессы — у «крупняка» другие проблемы, им хотя бы ноги унести без особых убытков. Теперь эти правила предстоит уяснить представителям консалтингового и аудиторского бизнеса, до недавней поры пользовавшимся безупречной репутацией, остававшимся компасом в туманном и заболоченном мире российской экономики. Одновременно это урок не только для иностранцев, но и для отечественных консультантов и аудиторов: с ними разговор может быть существенно короче, чем с PWC, за них госсекретарь США в частных беседах с российскими министрами заступаться не будет.

Западу в этой истории важно было сохранить лицо знаковой мировой компании. Российским правоохранительным органам было важно получить гарантии чистоты их претензий к ЮКОСу. В результате торга получилось то, что получилось.

Волки сыты, овцы целы. И главное — все все понимают. «Казус PWC» — это блистательная в своей ясности и внятности характеристика устройства экономического режима в России, где все решают не правила, а договоренности.

Торг уместен даже в самых жестких ситуациях. Да, это джунгли. Но и в джунглях можно остаться несъеденным, если правильно себя повести, а не тупо доказывать свою формальную правоту. Кажется, даже представители западного бизнеса начинают это понимать, несмотря на то что подобного рода знания невозможно получить ни в одной самой престижной бизнес-школе.