Золушка Путина

В преддверии выборов власти разбавляют спортивный бомонд пролетариатом, отнимая у коммунистов их клиентуру

Ткачиха Родниковской текстильной фабрики Ивановской области Елена Лапшина стала депутатом Государственной думы РФ. Сама она не виновата. И вообще

образ ткачихи Лапшиной и сама ткачиха живут отдельно. С тех самых пор, как кремлевский пиар, безжалостный к избранным жертвам, облачил Елену в деловой костюм, пришпилил на лацкан пиджака бант с цветами российского флага и вывел на трибуну первого съезда партии «Единая Россия».

С которой в исторический день 1 октября 2007 года она произнесла публично то, что другие стеснялись говорить вслух: «Годы вашего президентства, уважаемый Владимир Владимирович, стали временем перемен к лучшему для очень многих. И для таких простых рабочих людей, как я, и для таких сельских тружеников, как мои родители. (Аплодисменты.) Спасибо. И мы бы, конечно, хотели, чтобы эти перемены к лучшему продолжались и дальше. При этом при всем, к сожалению, мы не уверены, что и дальше все будет меняться к лучшему, потому что вы, Владимир Владимирович, отказались выдвигаться на третий президентский срок. И я вот вижу на этом съезде так много больших начальников и просто умных людей. Я обращаюсь ко всем вам: давайте вместе что-нибудь придумаем, чтобы Владимир Владимирович Путин оставался нашим президентом и после восьмого года».

Аналогичная история произошла в лубочном советском кинематографе, описывавшем превратности эмансипации, социализации, урбанизации, а также вертикальной мобильности методом вознесения в депутаты советской женщины. В довоенном фильме «Член правительства» прошедшая путь от простой крестьянки до депутата Верховного совета Александра Соколова в исполнении Веры Марецкой перед лицом товарища Пу… тьфу, товарища Сталина произнесла: «Вот стою я перед вами, простая русская баба, мужем битая, попами пуганая, врагами стреляная, живучая... И подняли нас сюда, и меня вот, на эту трибуну, партия и советская наша власть. Дом ли строим, лес ли рубим, едим ли, пьем – ведь это все вторая половина дела, а первую-то половину за нас Ленин и Сталин сделали. Так будем биться за них... до самого нашего смертного часу!»

Архетипический образ простой русской бабы, прорвавшейся из грязи в князи, за неимением лучшего использован и современными пиарщиками. Только до поры до времени у реальной Елены Лапшиной, а не у ее политически огламуренного образа никаких особых прорывов не наблюдалось. Никакого стахановского движения, никакой руководящей работы, никакого ордена Ленина. Да и сама Родниковская текстильная фабрика, кажется, никаких преференций в жанре ручного управления не получила. Понадобилась по сценарию ткачиха, как засело с детства в мозжечке у манипуляторов сознанием, — так и разыскали ткачиху. Больше не нужна – о ней забыли. До поры до времени.

Появление в нынешнем информационном пространстве образа ткачихи, она же простая русская баба, свидетельствует о вульгарной советизации электорального процесса в пользу Владимира Путина. Понадобилась ему несчастная представительница рабочего класса. Как же въехать в третий срок без простой русской бабы, которая не любит, а жалеет. А потому – голосует…

А в мозжечке у пиарщика, который, по крайней мере, старше 35–40 лет, понятно что: ткачиха-стахановка и разоблачитель врагов Татьяна Морозова в облике Любови Орловой, кинофильм «Светлый путь».

Прообраз советской Золушки – ткачиха Дуся Виноградова, бившая все мыслимые рекорды в паре с другой девушкой, тоже Виноградовой, что усиливало пиар-эффект. Многостаночница получила орден Ленина, обещала Сталину перейти на обслуживание 150 станков, позже находилась на руководящей работе, была даже директором одной из фабрик, рано умерла. К счастью для советской пропаганды, она была по-настоящему красивой женщиной. Пораженный славословиями в адрес Сталина на съезде стахановцев в ноябре 1935 года Илья Эренбург в книге «Люди. Годы. Жизнь» писал о контрастном впечатлении, которое на него произвела Виноградова: «Я встретил живых, интересных людей. Долго разговаривал с ткачихой Дусей Виноградовой. Она оказалась умной и удивительно скромной; почести аплодисменты, фотографы не вскружили ей головы». Пиаровский образ стахановки, про конкуренток которой Сталин лукаво и со скрытым эротизмом сказал: «Посмотрим, чья возьмет», — диссонировал с живой Дусей Виноградовой, увиденной писателем.

В александровском голливудском кино вертикальная стахановская мобильность довела неграмотную домработницу до ордена Ленина с последующим катанием по воздуху на тогдашнем «членовозе» над ансамблем московского Кремля. Доведут ли до таких же степеней Елену Лапшину – неизвестно. Однако чем она хуже гимнасток и конькобежек?

Пора разбавить спортивный бомонд пролетариатом, отняв у коммунистов, которые становятся серьезными конкурентами «Единой России», их клиентуру.

Елена, конечно, не Любовь Орлова, но выглядит вполне представительно, по-депутатски. Остается для завершения истории родниковской Золушки вручить ей высшую награду руками Дмитрия Медведева, и тогда она, стоя перед кремлевским зеркалом, сможет спеть серебряным голосом дивы советского кино: «И Калинин самолично орден Ленина вручил».

В этой же знаменитой песне есть такие строки: «Нам держава подсказала, как судьбу свою найти». Вот уж точно – не думала, не гадала Елена Лапшина, что нужды кремлевского пиара приведут ее к депутатскому мандату. Все одно, впрочем, лучше, чем получать 7–9 тысяч на фабрике по производству спецодежды для нефтяников в 50 километрах от города Иваново. Так что живому человеку Елене Лапшиной отказываться от свалившегося на нее счастья не стоит, а вот образ «ткачиха Лапшина» заживет своей отдельной жизнью – как «подскажет держава».

Призыв ткачихи Лапшиной образца 2007 года услышан. Кажется, наконец «вместе придумали», как сделать так, чтобы Путин остался президентом после 2008 года. Он им просто станет после 2012-го. На радость всем ткачихам и стахановцам, работающим на заводах «капиталистов-друзей».