Нефтегазовый минимум Маундера

Сначала позвольте мне рассказать две простых истории.

Где-то неделю назад я и Лев Гудков выступали перед представителями стран ЕС, и Лев Гудков во время выступления продемонстрировал график поддержки населением президента начиная с 1998 года Пока г-н Гудков выступал, я вертела этот график в руках, и я поняла, что я видела совершенно такой же график. Только это был график цены на нефть.

Оба графика совпадали по месяцам. При этом совершенно было не важно, как зовут президента: Ельцин, Путин или Медведев.

Это очень важно понять. Можно ли усилить парниковый эффект, употребляя в пищу горох? Ответ: нет. Количество образовавшегося в результате в человеческих кишечниках парникового газа метана, конечно, будет очень заметно в замкнутом помещении, но на температуру Земли заметного влияния не окажет.

Могут ли либеральное мнение или расстрелы, учиняемые ментами на улицах, повлиять на поддержку президента? Ответ: не больше, чем горох на потепление. То есть какой-то эффект, несомненно, имеется. Но он пренебрежимо мал. График поддержки президента зависит от цены на нефть, а все другие возмущения просто не являются релевантными.

Пример второй. Есть такая дата – 1645–1715 годы. Этот период хорошо известен климатологам, как пик т. н. малого ледникового периода, пик похолодания в мире, когда на льду замерзшей Темзы зимой устраивали ярмарки. Этот период не менее хорошо известен астрономам как минимум Маундера – время минимальной солнечной активности. В 1645–1715 годы на Солнце почти не было пятен.

Но вот когда я стала заниматься связью климата и истории, я вдруг поняла, что эту дату я тоже очень хорошо знаю: с той самой поры, когда еще лет десять назад прочла книгу Роджера Мерримана «Six Contemporaneous Revolutions» — о шести революциях и мятежах, вспыхнувших в Каталонии, Португалии, Неаполе, Британии и Нидерландах, – плюс Фронда во Франции, — и все в начале 1640-х. Конечно, Европа у нас едина, – но не до такой же степени. Конечно, у всех у них были свои причины — в Англии ничтожный король, в Португалии – усилившиеся налоги и т. д. Но как-то есть подозрение, что если бы в тот момент у народа не схватило живот от голода, то проканали бы и налоги, и король.

Более того. 1644 – это ключевой год китайской истории. Это год свержения династии Мин в результате народных восстаний, которые, впрочем, кончились не победой восставших, а завоеванием Китая маньчжурами, которых династия позвала на помощь против мятежников. Причины мятежа Рейн Крюгер описывает так: «На северо-западе суровая зима, последовавшая за сильной засухой, стала причиной неурожая и голода, в охваченных голодом областях даже отмечались случаи каннибализма».

Меня давно занимало это совпадение, и я всегда задавала себе вопрос: а что бы осталось от Англии, если бы в 1640-м вместо буржуазной революции по ней прокатились бы полчища дикарей? Это не очень правильный вопрос. На самом деле правильный вопрос такой: почему Англия отреагировала на похолодание буржуазной революцией, а Китай – кровавой резней, кончившейся приходом варваров?

К чему это я? Первое. Режим Путина крайне устойчив. Любое безрассудство власти и любые протесты общества не способны вызвать возмущений, которые не то что опрокинут – хоть слегка скажутся на кривой, слепо следующей за нефть. Это так же бессмысленно, как, пардон, пердеть, чтобы согреть атмосферу. Система слишком устойчива.

Второе. Рано или поздно эта система придет в неустойчивое состояние, как Англия, Португалия или Китай в 1640 году, и это произойдет не в силу сознательных усилий власти или оппозиции, а в силу природы режима.
Режим живет за счет торговли дорогой энергией. Но именно потому, что энергия дорога, рано или поздно, в силу законов рынка, будет придумано что-то, что сделает ее дешевле. Мы не знаем, что это будет: термоядерная энергия, сланцевый газ или что-то еще. Но это произойдет.

А так как власть Путина живет не по законам рынка, а исходя из мессианской веры в том, что доходы от газа будут только возрастать, даже если новых месторождений не осваивать, а на новые газопроводы тратить по $16 млрд, — то рано или поздно эти два тренда пересекутся, и получится свой нефтегазовый минимум Маундера. Может быть, через пять лет, может, через десять, может быть, будет, как в Испании, где режим Франко кончился со смертью Франко.

Но вот рано или поздно система придет в неустойчивое состояние – в силу того, что развитой мир живет по рыночным законам, а Кремль – по хулиганским. И вот тогда, в этот момент неустойчивости, будет очень важно, по какой канве будут развиваться события: как в Англии в 1640-м или как в Китае в 1644-м.

Нет смысла раскачивать камень, который сидит в яме. Но вот когда камень окажется на вершине горы, очень важно вовремя толкнуть его в правильном направлении.