Демократия начинается с хвоста

Юлия Латынина об уникальном шансе на гражданское общество

Выборы закончены — что дальше? Дальше самоорганизация гражданского общества. Самоорганизация, которая так великолепно проявилась в движении наблюдателей.

Если на что и опирается демократия в Америке, если чему я и завидую в первую очередь — так это невероятно жирному общественному субстрату, пронизанному, как почва в лесу, сотнями общественных сетей и структур. В России сейчас нет государства — значит, у нас есть шанс построить общественные структуры, которые будут выполнять его роль. Если мы не построим таких структур — мы недостойны свободы. Потому что демократия не начинается с выборов президента. Выборами президента она заканчивается. А начинается она с уборки помойки в собственном дворе. Это рыба гниет с головы, а самоуправление начинается с хвоста.

В России уже есть пример такой структуры, работающей в тяжелейшем секторе, которая по всем параметрам не должна была выжить, но выжила, получила авторитет, — я имею в виду «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана.

У нас есть пример другой структуры: «Роспил». «Роспил» — это партия без партии. Это некая виртуальная структура, которая (как и «Росвыборы») позволяет Алексею Навальному, не создавая оппозиционную партию (что мгновенно превратит его в маргинала) аккумулировать энергию и, что архиважно, пожертвования тысяч добровольцев.

У нас есть третий пример такой структуры — «синие ведерки». Сейчас «синие ведерки» собираются идти по стопам «Роспила» и обеспечивать юридическую помощь попавшим в ДТП. Там будет тоже сайт, платные юристы (это очень важно, чтобы юристы были платные, чтобы помощь была профессиональной, потому что всякая халява перерождается в «список политических заключенных»).

Трудно переоценить важность истории именно с ДТП. Потому что будем откровенны: из тех, кто сидит в российских тюрьмах, большинство действительно виновны. Не потому, что у нас полиция так крута и может вычислить грабанувшего ларек, а потому, что она не регистрирует грабеж ларька, если пьяный грабитель не попался с поличным. Еще раз: если не считать категории «за экономические преступления», большинство тех, кто сидит в тюрьме, — это преступники и асоциальные элементы. Это правило нарушается в одном-единственном случае — при ДТП.

Вот если ты водишь машину, а в тебя на красный свет влупился чиновник или мальчик-мажор, протаранил тебе бок и поубивал пять человек на автобусной остановке — вот тут ты попал. И «синие ведерки» собираются это исправить. Легко представить себе такую же организацию в сфере ЖКХ. Или объединение граждан, которые не в одиночку, как сутяги, а взвесив и согласовав решение в интернете, подают в Конституционный суд на особо глупые административные нормы.

Меня спросят: а чем помощь со стороны подобных организаций будет отличаться от обычного адвоката? Ответ: обычный адвокат представляет клиента. Такая организация представляет только правого. Как она убеждается, что он прав? А вот тут и включается общественный ресурс. Пусть у такой организации будет некий совет директоров, вполне существующий в интернете и как раз добровольный в отличие от ее профессиональных юристов.

Это такой налог: хочешь быть гражданином? Заплати час своего времени, войди в этот совет директоров, рассмотри исходные материалы и реши предварительно: этого человека (эту жалобу) мы будем защищать (поддерживать), потому что есть обоснованная уверенность в его правоте, а этот пусть разбирается сам, потому что даже если он прав, то у него нет никаких объективных доказательств.

Мы же создаем фонды помощи детям, потому что российская медицина в ужасном состоянии и то, чем занимаются Хаматова, Носик или Панюшкин, эффективно и прозрачно. Давайте создавать такие же эффективные и такие же прозрачные фонды помощи гражданам. Такая организация — это вам не статья в СМИ про «беспредел, судят невиновного». У такой организации есть эксперты, есть сила, с ней продажные прокуроры побоятся связываться, пойдут искать лужайку в другом месте.

Кстати, самоорганизация общества в том, что касается ДТП, уже чувствуется. Мы прошли гигантский путь от безнаказанной аварии на Ленинском проспекте. Вот в феврале в Белгороде произошло страшное ДТП: машина очередного мальчика-мажора врезалась в «Жигули» так, что «Жигули» разметало на 160 метров. Двигатель лежал на одной улице, бампер — на другой. Водитель «Жигулей» погиб на месте. Еще недавно мажор отправился бы домой продолжать жрать коньяк. А сейчас в Белгороде под судом собралась толпа в 300 человек и водитель за решеткой. Теперь толпы надо собирать не на митингах. Теперь толпы — пусть куда меньших размеров — надо собирать перед судами.

В России нет государства. Значит, это государство само предоставило нам уникальный шанс построить гражданское общество. Если мы его не построим — значит, мы его недостойны.