Без мзды и нужды

Московская милиция решила себя ограничить. Теперь проверять у граждан паспорта, а значит, и их кошельки, будет только малая часть ментов – то ли пэпээсники, то ли новоизобретеные миграционники. Гаишники по-прежнему будут проверять состоятельность владельцев транспортных средств. Остальные же сотрудники внутренних дел, видимо, будут голодать. Потому что на милицейскую зарплату особенно-то не пожируешь.

Вроде бы хорошо, что граждан, которые у нас и сами-то не особо зажиточны, будут трясти реже и не все представители власти. Но совершенно непонятно, как теперь ментам-лишенцам добывать себе пропитание.

В городе, тем более таком чудовищном, как Москва, существует своя микрофауна. Это бомжи, бродячие собаки, нищие, мелкие воры-грабители и менты. У них есть свои обжитые ниши, им там более или менее комфортно, и даже регулярные планы-перехваты или мероприятия по отлову не могут их оттуда выбить. В основном они разводятся и пасутся вокруг оптовых и полуоптовых рынков, ларечников, шашлычников и прочих рядовых работников частного питания и торговли. Я частенько наблюдал, как в мелких забегаловках осуществляются дежурные кормления ментов или как ларечники вручают делегатам от бомжевого сообщества ежедневное подаяние; то же относится и к бродячим собакам, а вот нищие и воры патрулированием почти не занимаются и работают на точках.

Но в последнее время в Москве начали происходить странные события. Сперва Лужков закрыл несколько больших рынков. Потом в городе повсеместно стала повышаться арендная плата, и всевозможные ИЧП с ПБОЮЛами начали покидать насиженные места. Нищих вдруг сделалось значительно меньше, зато у тех, кто работает в метро, единовременно появились одинаковые камуфляжные костюмы и инвалидные коляски. Теперь и до ментов добрались. Впечатление такое, будто город пытается провести тотальное травление микрофауны своего дна и заодно мест ее обитания.

Результатом таких акций обычно бывает только одно – микрофауна, разумеется, не исчезает, а прячется и мутирует. Становится более непредсказуемой, а значит, опасной. Но у этого следствия есть еще и причина. Она заключается в том, что мутирует гораздо более опасное образование — микрофауна крыши, занимающаяся управлением этого гигантского городского организма. И вот эта мутация – штука уже совсем несимпатичная. Смысл ее в том, что градоначальники, с началом перестройки взявшиеся неуклонно воротить рыло от обывателя и его нужд, теперь готовы отвернуться даже и от себя самих. Чиновничья пирамида достигла критической массы, не понимает больше собственной логики дальнейшего развития и готова уже к вполне самоубийственным действиям.

Единственным выходом для чиновничества в такой ситуации является интеграция в какую-нибудь иную, внешнюю структуру. Хоть бы и в партию, которая сможет снабдить их новой логикой действий. Что, видимо, вскорости и произойдет – весь класс управленцев, вся микрофауна крыши вынуждена будет войти в правящую партию. Кажется, что-то подобное мы уже проживали в прошлом. Единственная радость, что правящей партии просто придется проводить какие-нибудь популистские и благотворительные мероприятия исключительно в качестве формального, этикетного поведения. Забавно, что первая такая акция уже готовится – молодежный отдел «единорогов» намерен возродить тимуровское движение и бесплатно помогать всем нуждающимся.

Дальнейшее движение в этом направлении должно привести к тому, что у нас в стране останется только правящая партия, нуждающиеся и приставленные к ним тимуровцы, кандидаты в партию.