Делать-то надо что-то

«Я очень умный. Я охренительно умный. Храбрый, сильный, смелый, бесстрашный, хитрый…Золото, а не мужик. Я мачо. Супер-мачо. Понял?» — сказал мне Никодимыч пару лет назад, когда мы с ним случайно встретились в Москве. Он работал тогда на колумбийскую нарокомафию, и наверное, теперь работает. По специальности. Никодимыч – вертолетчик. Я познакомился с ним в армии, разумеется, — на учениях. По чести сказать, он действительно охренительный вертолетчик. Что он вытворял на своем «чемодане», не всякий на «черной акуле» повторит. Профи, что уж тут говорить.
       А когда все развалилось, Никодимыч запил. Годик пропьянствовал, а потом уволился. Впрочем, ему это не помогло. Жена ушла, в магазине в долг уж не верили… Как сказал мне Никодимыч, поблескивая маленькими серыми глазками на загорелой физиономии, «Чуть не сдох, злоба меня душила лютая. Веришь?» Верю. Я ведь его знаю. Как говорит мой старинный друг – их вырастил Сталин на славу народа, а не так как нас – хрен знает кто и непонятно для чего.
       Я впрочем, и сам в армии под конец службы терзался этими мыслями. Вот я солдат. Очень хороший, профи. Цельный год на учениях прожил. Стрелял навскидку, разведчик от бога. И что мне делать? Ладно, мне понятно – на дембель идти. А Никодимычу? Ведь он только для войны и предназначен. Идеальное оружие. Блестящий советский офицер. Пьяница, бабник и стрелок. Делать-то что, когда ты не нужен?
       Как-то кто-то сдуру чудом назло-врагам-на-радость-маме, но сосватал Никодимыча колумбийцам – наркоту возить на потрепанном Ми-8. «А я счастлив, — сказал Никодимыч, — ты же знаешь, как я могу – впритирочку, так чтобы верхушки деревьев брюхо щекотали. И никакая береговая охрана, никакие эйр-форс, полиция, «си-ай-эй»-«эф-би-ай» и прочая американская сволочь, никогда ни за что меня не высмотрит. Пусть я им отраву таскаю, мне не в падлу. Ну нет у меня никаких моральных терзаний, извини. Знаешь, как они меня любят? О-о, говорят, Нико-демидж, ты небесный ангел! А небеса-то не разверзаются, и никто не высовывает оттуда свою злую морду и не орет мне – ты гнида, нарушаешь закон божеский и человеческий. Значит, и вправду…»
       То есть может, они и высовывали что-то и даже швыряли в Нико-демиджа громами и молниями. Только не попадали. Он ведь и в самом деле — профи.
       Вот говорят, в Колумбии теперь не только наши российские небесные ангелы, но и подводные завелись. Или их лучше гномами назвать. А может, троллями. Ведь если в горах подводную лодку строят – то это кто? Ну, то, что русские – понятно, а кто они – эти безумные русские инженеры, которые почти было построили в колумбийских горах подводную лодку, чтобы возить в Америку тайно кокаин и прочую дурь.
       Они – профессионалы. Их уже создали мастерами. И теперь они должны себя применять. Блохи подковать не нашлось, а колумбийцы — вот они, рукой подать от Никарагуа, которую мы, помнится, чуть не выстроили под себя. А что не ангелы — так этого ведь не заказывали. Вот кабы Бен Ладен не жидился и попросил у наших умельцев настоящего атомного ангела с «карающей десницей» или какой другой байдой, сделали б. Мы все можем. Вот только зачем? Родина ничего не просит. А вся эта шваль окрестная то ли экономит, то ли не знает, к чему нас приспособить. Вот и приходиться ковчеги обезьянам строить. Делать-то надо что-то.