Кремень и унтер-офицерская вдова

Как кремень из унтер-офицерской вдовы правду высекал

Раз десять, наверное, повторил сатирик Шендерович после встречи с президентом Путиным: «Кремень». И раз пять телеведущий Киселев добавил: «Профессионал». И даже объяснил: мол, Путин сформировался во время противостояния двух систем, оттого он так славно натренирован.

Это хорошо. Хорошо, что хоть какие-то профессионалы все-таки у нас есть. И очень удачно получилось, что их успели выучить во время противостояния. Потому что, слушая самых профессиональных представителей «команды профессионалов эн-теэ-в-веээ», трудно было понять — отчего они так дурно тренированы и в какое такое благословенное время их так плохо учили.

Вы представляете, Путин, оказывается, подготовился к встрече с журналистами! Вот гад! Наловчился, понимаешь, на своих разведчиках-контрразведчиках, а теперь набросился на мучеников свободного слова, которые и хотели-то всего ничего — чтобы их не обижали.

Что ж вы, ребята, не готовились, аргументами не запасались — не в стиле «прокуроры на нас наехали, а сами взятки берут», а серьезными аргументами, продуманными. Справкой, например, о неуплате Устиновым налогов с приобретения квартиры; справкой о материальном и физическом ущербе, причиненном в процессе обысков; досье на Лесина, подтверждающим его материальную заинтересованность в рекламном рынке НТВ... Да мало ли каких полезных бумажек можно было поднабрать. Ведь два дня чистых у вас было. Не знаете, что готовиться надо? Не умеете? Странно, конечно, ведь интервью регулярно берете — неужто все «на арапа» проходит?

Хорошо, вы ведь, в самом деле, не разведчики, откуда ж вам нужную информацию взять. А «журналистские расследования» один Щекочихин умел когда-то проводить, да забыл — как. За ненадобностью. Ладно. Но тогда уж хотя бы должны знать, как доставать из собеседника те слова, которые вам нужны. Как вообще надо разговаривать с людьми, которых нельзя просто по-хамски заткнуть, как зрителя из пятого ряда на «Гласе народа». Ну хоть какой-то профессионализм, может, накопился? Так поучитесь, черт возьми, у тренированных товарищей — как себя вести. Как надо работать в разговоре, как вообще строить взаимодействие с жестким собеседником.

Милая, симпатичная, обаятельная, умеющая «думать в кадре» Светлана Сорокина. Ее позвали поболтать с президентом тет-а-тет, она и пошла. И вывалила все наболевшее. Нет, Путин, конечно, профессионал. Недрогнувшим кремневым рубилом вычленил из команды профессионалов неформального лидера — и отсек. Господи, это же азбука, неужели никто никогда не объяснял? От таких предложений, видите ли, не отказываются. Еще как отказываются! Извиняются, объясняют — что, к сожалению, не могут себе позволить, придя в составе команды, выступать соло — и отказываются.

Или, например, остроумный и язвительный Виктор Шендерович. Взял и пошутил: отчего, мол, вы, уважаемый президент, не прищуритесь грозно в сторону Устинова? Он ведь все поймет сразу, даром что независимый генпрокурор. Хорошая ведь шутка, правда? А Путин почему-то не засмеялся и не захлопал. Даже не улыбнулся. Может, у него чувства юмора нет? Или это оттого, что он не в Театре эстрады сидел, а на работе, в своем кабинете?

Черт его разберет, этого президента. На обаятельных женщин не реагирует, на сатириков — тоже. Кремень, одним словом. Правда, уверяет, что «Куклы» смотрит и смеется. «Дезу запускает», наверное. Разведчик же.

Грустно все это как-то. И не оттого даже, что журналисты наши популярные привыкли к халтуре и халяве в благоприятных условиях. И не оттого, что адвокаты наши знаменитые привыкли ровно к тому же и давно уже берут «на авторитет и на глотку», вслед за журналистами. И не оттого, что в эту славную когорту можно смело записывать и мидовцев, и прокурорских, и полпредов, и «весь город такой. Один только и есть порядочный человек; да и тот, если сказать правду...»