Свободный фарс в свободной стране

Подведение итогов под переделом НТВ прошло в точном соответствии с классическими принципами фарса. Аккурат под завершение Страстной пятницы и мученической смерти Спасителя последний оплот свободного слова в России был захвачен американскими (ну просто пятый Рим, нет?) наемными прихвостнями гэбэшных душителей.

В течение Великой субботы, олицетворяющей переход между смертью и новой жизнью, в различных эфирах сосуществовали столь же различные мелкопоместные версии и интерпретации кончины НТВ. А в Светлое Воскресенье, дай Бог, и неизбежно последующий понедельник, НТВ безусловно воскреснет, в новом агрегатном состоянии, едва переводя дух от фазового перехода.

Эти ассоциации циничны, пошловаты и необязательны. Но они существуют, а следственно, влияют на процессы общественного размышления. Реплика Добродеева, рассчитывающего, что Господь покарает болтуна-провокатора Явлинского, наживающегося на поминках НТВ, только подтверждает справедливость подобных ассоциаций.

Дело, по счастью, совершенно не в этом. Экономика обязана быть экономной, а журналистика должна оставаться журналистской. За истекшие две пятилетки мы привыкли к тому, что государство не обладает своим голосом, потому что он ему не нужен. А нужен пользователям госбюджета, наемным менеджерам (чиновникам, проще говоря) или так называемым олигархам. Именно они вещали, исходя из своих коммерческих интересов и тайн по трем общероссийским телеканалам, точнее сказать –по двум с половиной (поскольку РТР оставалось в лапах государства, то и жило преимущественно не за счет целевых инвестиций, а за счет честной джинсы – как в бизнесовых, так и в политических выпусках).

Журналисты же, позабыв о классическом тезисе Гилберта Честертона, определившем личную искренность (а ни в коем случае не какую-то там объективную) как главное качество настоящего газетчика, доистребили в себе последние остатки самостоятельной мысли, словно готовясь подломиться под кредо CNN, «Коммерсанта» и Теда Тернера: журналист не должен иметь своего мнения, а обязан лишь отображать происходящее.

Уж давайте расставим точки над i: если бы журналистам нужна была честная журналистика, они бы давно сделались архивариусами и метрономами. Но к сожалению (или к счастью), выяснилось, что происходящего нет. Есть только свободная конкуренция между кредитолюбивыми интерпретаторами его вольных отображений И НТВ было вернейшим апологетом указанной нормы.

Нынешняя беда совершенно не в том, что НТВ прекратило течение свое, а в том, что его нечем заменить (не зря же Добродеев и Парфенов своими недомотивированными телодвижениями намекали на отсутствие перспективы). Грамотная государственная пропаганда, которая только и могла бы отвлечь обывателя от спекулятивных пессимистических построений, напрочь отсутствует. И вряд ли сумеет возродиться в ближайшие месяцы. И не потому, что государство не знает – что ему следует пропагандировать. Государство и не обязано. Беда в том, что исполнители пропаганды, так называемые «честные и свободные журналисты», не умеют жить вне ежедневной истерики и нервической суеты: мы теряем свободу и демократию! мы теряем ее в Москве, в Чечне, в Калининграде, во Владивостоке, в Курске и т.п.

Давайте попробуем изобразить объективность – в российской прессе и не было никогда свободы и демократии. Было словоизвержение в рамках вольной торговли. Которая заставляла свободную журналистику споспешествовать нагнетанию или ослаблению общественной истерики — исключительно в коммерческих интересах тех или иных групп влияния. Соответственно, не было и государства, которое хотело бы хоть что-то акцентировать в как бы своей пропаганде. Просто потому, что государство самоустранилось. А вот теперь вдруг проснулось и не знает – как и каким ему быть.

Таким образом, приходится признать, что нынешняя суета вокруг переоформления собственности «свободного слова» на нового хозяина крутится лишь потому, что в обществе не развит взгляд на происходящее, отличный от опасений и надежд того или иного бизнесмена или ответственного лица.

Возможно, это и не входит в обязанности свободной прессы. Возможно, простой человеческий, исторический взгляд на происходящее может существовать лишь тогда, когда общество уже досыта насытится разнообразными жертвами. Возможно, всем нынешним масс-медийным и политическим лидерам следует самозастрелиться или распять друг друга ради окончательной объективности происходящего. Но в любом случае всем им стоит помнить, что публика не только дура, а еще и собрание наивных, бестолковых детей. И нуждается не в кошмарных пророчествах и триллерах, а еще и в оптимистических сказках о неминуемом воскресении. Хотя бы – об уикенде.