Круговорот

Начинается лето. По Москве летает пух. В телевизоре усиленно рекламируют разнообразные средства от аллергии.

В прежние годы с этими средствами было хуже, зато по весне исправно подрезали тополя, предотвращая массовое опушение. Теперь борьбу с деревьями прекратили: кому невмоготу – пусть идет в аптеку. А усилия озеленителей перенацелили на посадку и пострижку шведско-канадской регулярной травы. Сперва хмурые армяне проложат асфальтовые дорожки, потом веселые молдавские тетки устроят промеж них газоны, потом пьяный татарин новомодной бензиновой косой подстрижет эти газоны так, что срежет даже и самый дерн. И они благополучно начнут зарастать нерегулярными одуванчиками, лопухами и прочим бурьяном.

Но в начале сентября татарин уедет в Казань, в знак протеста против празднования очередной годовщины Куликовской битвы. И пока он до начала октября не уедет из Казани обратно (в знак протеста против годовщины взятия Казани), молдаванки успеют вновь засеять газоны ненашей травой, которую уже не надо будет подстригать, потому что снег.

На следующий год все повторится, но уже совершенно иначе. Потому что армяне уже купили пару квартир в нашем доме, бросили асфальтовые работы и стали жить как люди. А ремонтники из ДЕЗа и Мосгаза, среднемосковской национальности, этой весной повскрывали асфальт в десятке мест для каких-то газово-водопроводных надобностей, потом засыпали и положили на эти дыры временные асфальтово-гудронные заплаты. К следующей весне эти заплаты неминуемо провалятся под землю, потому что временные. И автолюбители из нашего дома, объезжая эти дыры, будут ездить по газонам. И татарину с его бензиновой косой станет уже совершенно негде размахивать рукой и раззуживать стартером. Только тополиный пух будет, под неумолчную песню какой-то очередной попсы, усердно засыпать все неровности почвы и планов благоустройства района.

Впрочем, есть надежда, что армян сменят азербайджанцы, которые построили автостоянку перед рестораном «Яръ», рассчитывая на то, что их услугами станут пользоваться богатые посетители указанного ресторана, и каждый вечер стоянка будет заполняться роскошными машинами. Надежда эта вполне реальная, потому что богатые русские автовладельцы ленятся ставить машины на стоянку – потом ведь их еще и забирать надо, а это лишних пятнадцать шагов. И поэтому всяческие «мерседесы», «линкольны» и «альфы-ромео» стоят прямо на дороге перед рестораном, отчего дорога делается совершенно непроезжей, а те отчаянные водители, которые все же идут на прорыв, время от времени чувствительно цепляют экипажи обедающих, ужинающих и банкетничающих в «Яре». От чего, соответственно, случаются всяческие терки и разборки, и грузины, работающие неподалеку в автосервисе на улице какого-то Ямского поля, получают новых клиентов.

Поэтому азербайджанцы скоро разорятся и примутся искать другую работу. Один из них уже приходил к нам домой, в роли коммивояжера, и предлагал купить пылесос, который прекрасно справляется с тополиным пухом, залетающим в квартиру каждое лето.

Интересно, как бы могла выглядеть вся эта последовательность, если бы тополя в Москве заменили на липы, празднование дня Куликовской битвы отменили, а машины запретили бы парковать на проезжей части? Хочется верить, что наша действительность изыскала бы другие способы для превращения происходящего в очередной абсурд. Все-таки это наш абсурд, родной и привычный. И отвыкнуть от него так же сложно, как и привыкнуть к бесконечному тополиному пуху.