Кто-то бродит по Европе…

Жили-были антиглобалист, антиреалист и еще кто-нибудь, кого мы пока толком не знаем. У самого синего моря, разумеется. Чем они все занимались в обычной жизни, было абсолютно несущественно. Да они и сами не очень любили говорить об этом. Главное, что по праздникам антиглобалист протестовал против глобализации, антиреалист – против реализации, а третий – против чего-нибудь еще, о чем мы даже и предположить не можем. Они собирались на улицах и площадях в кучки, махали плакатами, кричали всякие обидные слова в адрес своих правителей и били витрины, чтобы привлечь внимание прессы и полиции. Еще, когда им удавалось подобраться к руководству поближе, они кидались в них тортами и пирожными.

Полиция благополучно кого-нибудь из них арестовывала, но то ли слишком быстро выпускала, то ли эта троица была бессмертной, как птица Феникс. Так или иначе, а к следующему совещанию, саммиту, конференции, заседанию или иному мероприятию, которые так любят проводить ответственные товарищи, антиглобалист, антиреалист и этот, третий, опять были тут как тут. Откуда у них брались деньги, чтобы мотаться по всему миру взад-вперед за ответственными товарищами, непонятно. Почему их количество с каждым арестом не уменьшалось, а только увеличивалось – тоже объяснить сложно. Против чего конкретно они протестовали всякий раз – даже журналистов не особенно интересовало, потому как разобраться в этом, кроме самих протестующих, никто не мог. Впрочем, некоторым писателям-фантастам, жившим в середине уже прошлого века, удалось наметить контуры идеально-враждебного мира для этих персонажей. В частности, Ефремов в «Туманности Андромеды» изобразил ровно то, против чего, как говорится, и так далее.

Кто-то называет их безумцами, кто-то хулиганами, коммунисты видят в них, разумеется, все тот же старый призрак, журналисты считают их экологами-анархистами или наймитами ортодоксальных американских профсоюзов, но на самом деле они обычные фанаты-болельщики. Только им не нравится ни футбол, ни хоккей, а вот геополитика вкупе с мировой экономикой как раз и приводят их в экстатическое состояние.

Когда их родители в конце шестидесятых устроили грандиозную бузу в университетах и кампусах, они выступали против недоделанности прогресса. Дескать, уже и космос почти освоен, и искусственный разум едва ли не сотворен, а общественной гармонии нет, как и не было. Для обуздания этой бузы был спешно выработан современный вариант идеологии демократического гуманизма, который утверждал не обязательность тотальной победы гармонии, а напротив, возможность ее торжества лишь в отдельно взятой сфере жизнедеятельности.

Нынешние нигилисты уже смотрят не в будущее, а исключительно в прошлое. И основой их протестной логики сделалось сожаление не о возможной гармонии, а о существующей, но планомерно утрачиваемой злой волею транснациональных корпораций, преобразующих мир в своих корпоративных интересах. Но если предшествующее поколение протестантов было еще вполне самодостаточно и пользовалось развитой – от Маркса, Энгельса, Ленина и до Мао – идейной платформой, то современные псевдореволюционеры фактически являются лишь группой поддержки, которая просто следует за своими антикумирами по всему миру. Что до идеологии, то с ней пока у антиглобалистов, экологов-анархистов и прочих экзотических радикалов определенные сложности.

Надо думать, сложности временные. Потому что теперь к этой публике подключились и российские граждане, которые – как демонстрирует история – способны превратить в серьезный идейный базис любую, даже самую благонамеренную чушь.