Камень на камень

«Вы можете видеть хорошо узнаваемые кадры», — в сотый раз бодро сообщает очередной телевизионный персонаж. Это CNN ведет прямой репортаж из Афганистана.

Не узнать, действительно, сложно. Мутная зеленая каша с фосфоресцирующими кусочками сала. Это на Кабул падают бомбы. А вот еще один узнаваемый кадр – что-то железно-военно-морское в ночи, подсвеченный прожекторами американский флаг, взлетает нечто светящееся. Затемнение. Видеоинженер уходит в black. Картинка номер три – солдатики северян бродят по позициям, деловито всматриваются вдаль и за пять баксов показательно палят туда же из «калашниковых».

Это такая война, в эксклюзив ее мать. Она мало чем отличается от столь же киношно-компьютерного взрыва небоскребов на Манхэттене. Она такая же неживая, как бравые американские офицерики, которые признаются, что чувствуют себя членами dream-team, попавшей в суперфинал.

Ура! Барби и Кен играют в Quake и выигрывают. Вместе с ними перманентно выигрывает прогресс. Причем не только военно-технический, а еще геополитический, культурно-исторический и прочие другие. Вот президент Путин методично втолковывает нашему и западному обывателю про суть и пользу прекрасной новой коалиции, цивилизация сплачивается, варварство вразумляется точечным возмездием и начинает насыщаться гуманитарной помощью. Вот мировые лидеры принимают Россию во всеобщее торговое братство, в Афганистане вместо мака и конопли вздымается к небу стройная кукуруза, что-нибудь полезное случается наконец и с Колумбией, и с Сомали, и… Целлулоид трескается, пленка обрывается, рекламный ролик временно завершен.

А в самом деле – что, собственно, происходит? Повсюду развивается какая-то своя война во имя гуманизма и антитерроризма. Америка бомбит что-то афганское, Грузия – что-то абхазское, Россия – что-то чеченское, Израиль – что-то палестинское… В любой момент к этому перечню можно добавить бомбление чего-нибудь иракского, македонско-сербско-албанского и, при особенном желании, алжирского-кубинско-корейского. А потом бомбуемый начинает с новой силой террорить бомбующего. Фугасить, боинговать, сибирскоязвить, чумахолерить, просто расстреливать в упор и кромсать маникюрными ножницами. Джихадить, короче, изо всех остатних сил. И еще разок, al capo da fine. И еще. И где, спрашивается, теперь победивший прогресс?

Разве что в Антарктиде. Или в Гималаях. Или в той самой пещере, в которой скрывается вредоносная Усама. Потому что, доложу я вам, военный, например, штамм сибирской язвы вычистит все остальное пространство не хуже «Комета» и «Фэйри». И мутно-зеленая сиэнэновская картинка станет самым реалистичным (и, безусловно, эксклюзивным) изображением в мире.

Ладно, не переживайте, это я шутю. Не по поводу сибирской язвы, разумеется – какие уж тут шутки, – а по поводу прогресса. Не будет его в Антарктиде. Просто потому, что нет его. Ни в Северной и Южной Америках, ни в Европе, Азии и Евразии, ни даже в Африке с Австралией.

То есть технологически он, конечно, да. Вон даже «Курск» каким-то чудом (и русско-норвежским духом) подняли, не говоря уж о прочих hi-tech достижениях. Но ведь был, кажется, вроде бы когда-то некий другой прогресс. То ли какой-то нравственный, то ли интеллектуальный, может быть даже художественный… В общем, есть такое смутное впечатление, что где-то в прошлом происходило зачем-то развитие и усложнение навыков размышления и, не побоюсь, рефлексии. Зачем это было – сейчас и не упомнить. Но ведь было, дорогой читатель, а? И множество порядочных людей этим странноватым прогрессом увлекались. И Гегель с Геделем, и Яджнявалкья с Васубандху, и Поршнев с Леонтьевым, и Ницше с Юнгом, и Планк с Гейзенбергом, и Сергий с Серафимом и многие другие. Не «золотой миллиард», конечно, но что-то вроде отдельной роты, пожалуй, наберется. И каждый за всех, и все за одного вели свою собственную войну – называй ее хоть «подвигом», хоть «джихадом», хоть «тапасом» – против себя. Против собственного недоумения, скудоумия и бессмысленности. И в какой-то момент уже казалось, что они победили, что принципы одоления неизбывной человечьей готовности сократить до минимума сферу душевных и умственных реакций уже выработаны и предоставлены для общего пользования.

Но не тут-то было. «Золотой миллиард» похерил все усилия «отдельной роты» и выбрал идеалом слегка модернизированную «собаку Павлова»: стимул-реакция, тест-операция. И, крепко ухватившись за рычаги прогресса технологий, решил доставить себя к простому, упорядоченному и однозначному процветанию. И все сложные вопросы считать, соответственно, простыми и решать незатейливо.

А когда все камни, отброшенные строителями нового мира, сложились в непреодолимую железобетонную стену на пути к тотальной гармонии, «миллиард» сделал вид, что не осознает факта встречи собственного лба с этой преградой. И пошел в обратном направлении, убеждая себя в том, что шоу продолжается в соответствии с ранее утвержденным сценарием.

Мы возвращаемся. Война против террора неизбежно превратится в террор против войны, в террор против террора и в войну за войну. И когда это станет нормой, то даже «золотой миллиард», наверное, поймет, что вопросы, неразрешимые в логике «собаки Павлова», требуют каких-то других усилий ума или души. Или что у них там еще есть.