Хо-хо-хо!

Никогда больше новозеландские Деды Морозы не скажут новозеландским детям свое традиционное «Хо-хо-хо!». Так решили руководители компании, которая ведает рождественскими старикашками на этом благословенном острове. Нет, с самими Дедами ничего страшного не случится, они и дальше будут поздравлять всех с Xmas`ом и Новым Годом, но вот громкое «Хо-хо-хо!», как выяснилось, негативно влияет на детей – пугаются, бедолаги. Вздрагивают, начинают рыдать и потом уже никогда не могут спокойно смотреть на людей в красно-белых одеяниях. А значит – больше никаких хо-хо-хоканий!

Решение разумное, но какое-то половинчатое. Надо бы еще заодно запретить и «ха-ха-ха!», и «хи-хи-хи!», я уж не говорю о всяких саркастических «хе-хе-хе!». А представляете, как мерзко может произнести хорошо тренированный Дед Мороз какое-нибудь «ху-ху-ху!», а? Не стоит также забывать и о резких движениях псевдотанцевального характера, которые могут напугать и шокировать как детей, так и взрослых. Наконец, мешки для подарков надо сделать прозрачными, чтобы одаряемые дети и взрослые не испытывали чувство тревоги и неуверенности – ведь предметы, находящиеся в закрытом мешке, могут таить в себе неявную угрозу. И самое главное – эти правила должны стать обязательными для всех Дедов Морозов, Санта-Клаусов и Пер-Ноэлей во всем цивилизованном мире. Да, кстати, не забыть бы о бородатости, которая мало того, что непозволительно выпячивает возрастно-половые характеристики, так еще и вызывает тревожные ассоциации с террористом №1 и прочими асоциальными элементами.

Когда покончим с Дед Морозами, можно будет заняться другими представителями общественных служб. Водопроводчики, полицейские, телефонные мастера, ремонтные рабочие, парикмахеры, продавцы – все они нуждаются в серьезной коррекции имиджа и поведения. Идеал, к которому надо стремиться, пока еще не оформился до конца, но в общих чертах уже виден. Это клон. Существо, лишенное явных национальных, возрастных, половых, интеллектуальных и эмоциональных отличий. Будем надеяться (а современные тенденции мутации социальных канонов вполне позволяют рассчитывать на это всерьез), что в скором времени люди сами превратятся в таких клонов и деятельность биогенетиков перестанет казаться святотатством.

Тут важно только правильно построить рекламную кампанию и грамотно осуществить выборочную цензуру культурно-исторического наследия человечества. Опять-таки, чтобы не вызывать у людей чувства тревоги и неуверенности. Вот, например, представьте, что подобному усовершенствованному существу попадется в руки древнеиндийский сборник законов и правовых норм «Нарада-смрити». Раскроет он его и натолкнется вдруг на главу, посвященную свидетелям в суде. А там очень подробно написано, кто ни при каких обстоятельствах не может выполнять эту, довольно заурядную по нынешним временам, функцию. «Друг, враг, старик, женщина или ребенок, легкомысленный, страдающий, импотент, неверующий, покинувший жену, больной, калека, актер, одинокий, усталый, равнодушный, неимущий, не ведущий должного образа жизни, предающий друзей, вор, слуга царя, спорящий с отцом, певец, танцор, хромой и отказавшийся от своей дхармы». Готов спорить, что этот наш грядущий клон наверняка себя в этом списке найдет.

А ведь это не полный список, у них там, в начале нашей эры, был кое-какой досуг, и уж они вспомнили всех не годных, можете не сомневаться. Настолько подробно вспомнили, что и по нынешним, несовершенным еще временам среди всех четырех с лишним миллиардов землян найдется крайне мало людей, достойных стать свидетелями. Измельчали человеки, выродились и деградировали на путях своих.

Только и остается, что вспомнить слова пламенного гуманиста, товарища Фучека: «Люди, я не люблю вас! И бдительность вам не поможет!». И добавить троекратное «Хо-хо-хо!».