Испортил сказку

Под ихнее Рождество наш президент поговорил со своим народом. Все было очень скучненько. Президент не помог мальчику, оставшемуся без квартиры, не выделил дополнительных денег молодому лейтенанту, не велел немедленно подать газ в Краснодарский край, словом, не сделал ничего, что мог бы сделать российский самодержец, встретившийся с представителями масс. Даже те обещания, которые все ж таки прозвучали, были какие-то рутинные. Не волшебный выигрыш в казино, а обыденная прогрессивка: в ближайшем году вам станет лучше на 10, 15 и 20 процентов в зависимости от цен на нефть и государственных приоритетов.

Собственно, мог бы даже и этого не говорить. Вполне хватило бы просто спросить собравшуюся публику: холодно? И в ответ на дружное «ага!» спокойно заметить: ничего, скоро станет теплее. Лето через полгода планируется. Не Дед Мороз, короче. Не Санта-Клаус, не три волхва и не три царя. Просто Путин.

Обидно немного, да? Ведь хотелось все-таки чего-то чудесного. Вот чтоб взял, в прямом эфире, и замочил какого ни есть террориста. Или уволил Волошина. Или посадил Березовского. Или в ВТО вступил. Да какая разница. Он же президент, все может, все решает, показал бы разок – как это бывает, когда эх! по щучьему велению, по моему хотению – воскресни фундаментальная наука и расточись неправедная милиция (праведная же обретись).

Не показывает. Может, не дают ему? За руки держат? Прошлым шантажируют? Вряд ли. Если у него такое же прошлое, как и настоящее, то там шантажировать совершенно нечем. Сплошная серая будня.

Так зачем же он говорил с нами, что сказать-то хотел? Может, мы чего недослышали?

Да нет, все всё услышали, только понимать это, смириться с этим – как-то не очень-то и приятно.

Практически то же самое сказал ближайший помощник и единомышленник Путина, Сергей Иванов в интервью «Комсомолке», которое вышло на следующий день после интервью президента: государство понемногу старается выполнять свои обязанности и обязательства. От этого благосостояние и настроение людей немного возрастают, укрепляются, улучшаются и совершенствуются. Во всяком случае – должны. Больше ничего существенного в стране не происходит. И не должно. В общем, отстаньте и не мешайте работать. Чудес не предполагается.

Да и подобных телеобращений тоже больше не будет. В ближайшее время, во всяком случае. А о чем говорить, с чем обращаться? Что-нибудь новенькое можно будет сказать разве через полгода. Вот тогда и поговорим. А пока живите и надейтесь. Впрочем, не хотите – не надейтесь. На рабочем графике президента это не скажется.

Рождество, оно, конечно, праздник. Идут волхвы, несут дары. Никола-угодник, опять же, золотишко в форточку подбрасывает. Мы все это хорошо знаем и регулярно ждем. Только вот в жизни так не бывает, чтобы после Рождества – и вдруг через три месяца Светлое Воскресение. Даже через 500 дней, даже через десять лет… В жизни, к сожалению, это только через тридцать лет и три года происходит. И то не со всеми. Вот, например, у старика со старухой, если помните, как-то не заладилось. Да и на печи эти шесть пятилеток тоже далеко не всем удавалось просидеть.

Так что, делать нечего, придется как-то без сказок пожить. И без волшебного президента-сказочника. Нет у него никаких к чудесам способностей. Зануда он и буквалист. Ну его, в самом деле, пусть себе работает. А мы как-нибудь автономно поживем.