Ошибка

Надоело. Уже два года я развлекаю вас разными глупостями, пытаясь продемонстрировать возможность чуть менее или чуть более неожиданного взгляда на обыденные вещи. Для меня это совершеннейший паллиатив, для вас – чуть более или чуть менее удачный анекдотец. В итоге это никому особенно не нужно.

Но я-то жив. И мне, черт возьми, видимо, что-то все-таки нужно от вас, кроме гонораров. Иначе я б давно убрался к себе на Соловки или в какую-нибудь васюганскую глушь. Поскольку же этого не происходит, то… Хватит, короче, кокетничать. Мне нужно, чтобы вы изменились. И переменили свое мировоззрение.

Дурацкое желание. Но уж раз оно есть – надо как-то от него отделаться. Про то, что я не люблю демократию, – уже говорил. Про то, что людей не люблю, – тоже. Пусть будет более радикальная формулировка. Итак.

Западная цивилизация – то есть то, что идеологически и технологически сформировалось в Западной Европе в XVII веке, а затем расползлось по всему миру, особо украсив собой Новый Свет, – это ошибка. Которую следует исправить.

Да, это провокационное и излишне сильное заявление. Если следовать такой логике – созданной, кстати, именно вест-цивилизацией, логике неких начальных условий задачи и их постепенного исполнения – то придется признать, что и возникновение из дважды спятившей и вконец обезумевшей обезьяны человека тоже есть ошибка. С позиции той самой обезьяны, которая после решения задачи попросту испарилась с дарвинского дерева. Впрочем, вообще в любом утверждении содержится провокация, которую потом приходится преодолевать во имя взаимопонимания.

Так что давайте смягчим требования и будем говорить не об одной тотальной ошибке, а о сумме вредных ошибочных мнений, выраженных в ряде всем известных образов. Эти образы, эти устоявшиеся гештальты просто надо начать мыслить иначе. Вот, собственно, все, что я хочу от вас.

Корень зла, как водится, двойственен (о, эта ненавистная дихотомия, которой нет и не может быть нигде во вселенной, кроме как в бестолковках теоретиках!), но обычно составляет единое целое со своим носителем – ординарным цивилизованным человеком последних двух с половиной веков.

Это стрела времени, которая движется из прошлого в будущее, и существование человека, чья способность мерить собой вещи в античности еще как-то дискутировалась, а в Новом времени стала непреложным фактом.

Все остальные бредни включая и «исключенное третье», и идею прогресса, и мышление при помощи логики – образовались и расцвели уже на основе этих двух.

Может быть, для вас главный враг — Усама бен Ладен на «боинге», а вот для меня – гуманист на стреле времени.

Нет, конечно, теоретики движутся вперед в своих изысканиях и образы, продуцируемые их сознанием, усложняются. В XX веке окончательно утвердилось самое прогрессивное из доступных публике представление о времени: деревце взамен стрелы. Вершина умственного либерализма, едрена мать. Прошлое ординарно и неизменно, а вот будущее – обильно ветвится от самых жестких до совсем уж слабеньких детерминаций. Настоящее же – эдакий сборник вентилей и фильтров со списком приоритетов. А в нем сидит индивидуальный человек, который соизмеряет свои права с размерами фильтров, полирует своей мензурой бесконечное множество вещей Мира, испытывает потребности, тестирует стимулы и мыслит при помощи рассуждений и умозаключений. А потом все это слепляется в одну тоненькую кишочку, которая уползает в прошлое непреложным перечнем событий.

Это ложь. Человека нет. Равно как нет и древовидной стрелы времени. Все это устроено совершенно не так. Объект познания единичен. И это не человек и не время. Реальным объектом познания является история развития (хоть бы и мутации, но уж никак не прогресса) человеческих разума и психики как в филогенезе, так и в онтогенезе. Соответственно, и предъявления структуры этого развития в локальных психических и мыслительных актах.

Вот, например, скажите – хорошо ли продуманы у нас новогодние праздники? Каково среднестатистическому «россиянину» праздновать два Рождества и два Новых года? Если вы православный, не абстрактно верующий, но и соблюдающий наиболее важные посты по юлианскому календарю, то вам никак нельзя вместе со всем миром чокаться под бой курантов. Грех это, в пост молиться надо и блюсти себя. А, предположим, постом вы себя не обременяете, но в церковь периодически заглядываете. Как тогда относиться к ихнему Рождеству, которое нам с раннедиссидентских времен дорого как символ свободы и гуманизма? И уж совсем непонятно, что делать со Старым новым годом, который, несмотря на принципиальное противоречие с календарем просвещенных стран, тоже умудрился стать знаком внутренней оппозиции?

Черт-те что и сбоку елка. Вот взять бы и махануть по этой дурацкой конструкции оккамовским брадобреем!.. Ан нет, невозможно. Светский календарь переделать нельзя – как тогда с цивилизованным миром общаться? А церковный пересмотреть – верующие не поймут, да и сама церковь на это не пойдет: обновленчество и прочая ересь получится.

Так что ж с этим неразрешимым парадоксом, заливающим нашу страну аж на три недели разнообразным алкоголем, делать?

Есть такой чудесный принцип: семь раз отмерь, а потом не режь. Погоди, пока само отвалится. Пусть для крепко верующих Новый год будет дополнительным искушением, преодолев которое, они только укрепятся в вере. А те, кто слаб духом, пусть поддадутся соблазну, а потом покаются. Ведь покаяние – основа веры, как учат нас святые Магдалина и Варрава. Прочие же пусть просто наполняют казну, покупая акцизный товар.

Смысл задачи совершенно не в том, чтобы решать ее исходя из логики начальных условий, получая на выходе один из возможных вариантов ответа. Все задачи и проблемы на белом свете – в сущности те же коаны. Их цель и единственный смысл — не получить ответ на вопрос, который ответа изначально не имеет и иметь не может, а в том, чтобы повлиять на сознание отвечающего, переменить его, снабдив маленьким, локальным откровением. Или большим, в зависимости от надобностей существа.

Логика же вест-цивилизации упорно стремится протащить сквозь любую проблему линию «пути из точки А в точку В». А когда вдруг, несмотря на всестороннюю помощь Булей, Бернов, Фроммов и прочих Карнег, оказывается в точке «Ни хрена себе!», то приходит в искреннее изумление. Или впадает в ступор и бежит к психоаналитику.

Замечательный пример, который способствовал образованию мифа о «русской душе» ничуть не менее Достоевского с братьями Karamazoff. Михайла Илларионович Кутузофф, который дал возможность Бонапарте исполнить классический линейный жест, вполне в стилистике Аристотеля: наступление, решающая битва и взятие вражеской столицы. Ergo виктория? Хренушки. Вдруг выясняется, что это ошибочный вывод, а все совершенно не так и не описывается стандартными категориями.

Не было у Наполеона никаких альтернатив. Ни в России, ни при Ватерлоо. Русские морозы – случайность, московский пожар — случайность, временная слепота и глухота маршала Груши тоже абсолютно неожиданны, а все вместе – чудовищная закономерность. Которая не могла быть высчитана из предварительных условий, но висела неотвратимой данностью с момента переправы через Неман. Другое дело, что в общественном российском и европейском сознании победа Наполеона – как в России, так и при Ватерлоо – была столь же объективным фактом реальности, как и его поражение. Просто следствия этих умозрительных фактов формировали более слабые структурные связи, чем следствия фактов воплощенных. Разница, впрочем, исключительно в масштабах и интенсивностях. Содержательной разницы нет – это одно и то же событие.

У мироздания нет вариативности будущего. Будущее, настоящее и прошлое однозначны и строго детерминированы. И не имеют ничего общего ни с линейностью, ни с цикличностью, ни даже с древовидностью. Время, по которому живет и изменяется человеческое сознание, устроено как стихотворение, как комель, как водоворот. Все остальные времена – суть вторичные образы, возникшие на недостаточной отрефлексированности человеками собственной природы.

Тем не менее с новыми годами вас, с рождествами и с крещеньями, прошедшими, текущими и наступающими! Будьте здоровы и здраво-мысленны.